Большой Транзит: ТНК

Если вы являетесь сторонником панархии или «контрактных юрисдикций», как их чаще всего называют, и считаете её наиболее желаемой формы политического устройства общества, то для вас краеугольным стоит далеко не вопрос судов-при-анкапе-или-другой-приевшейся-клюквы, а вопрос практики, классическое русское «Что делать?». Иными словами, вопрос того, как панархии достичь, как её приблизить и какие возможности нельзя упустить. В этой статье разберём такой вариант Большого Транзита, который делает основную ставку на ТНК – транснациональные корпорации.

Определения

Разберёмся сначала со всем самым скучным. Крепитесь (и готовьтесь к большому количеству скобок).

Итак, ТНК, то есть транснациональные корпорации – это такие компании (юридические лица), которые, согласно юридическому словарю Блэка, «получают до 25% своего дохода посредством экономических операций за рубежом». Другие словари определяют их как «корпорации, владеющие активами или совершающими операции более чем в одной стране на постоянной основе». Определение кажется более менее понятным, но природа ТНК намного сложнее, чем просто вопрос логистики.

Лицом к лицу

Дело в том, что само существо «компании» (корпорации, организации, предприятия и т.д.) – это вопрос юридической связи. Если бы мы рассуждали чисто экономически, то «корпорацией» следовало бы признавать любую семью, «компанию» (no pun intended) друзей, учебный класс или группу, словом, любое устойчивое соединение людей, включающее разделение «труда»(даже если труд не направлен на создание товара). Основное различие, разумеется, в отношении членов группы между собой – насколько они «юридически оформлены», какие права и обязанности (и ответственность) несут компаньоны друг перед другом. Безусловно, в большинстве случаев, супруги имеют определённый, закреплённый законом правовой статус – но он мало похож на то, с чем мы сталкиваемся, когда ведём речь о коммерческих компаниях.

Почему это важно? Представьте, что вы начали предпринимательскую деятельность со своим партнёр-ом/ами. Выполняя каждый свою роль и вкладываясь в процесс, вы ожидаете регулярного дележа выручки «по совести» – но непостоянство рынка или человеческих отношений создаёт вполне рациональный стимул – «отжать» долю, когда дела идут в гору, или наоборот, «кинуть», когда всё выглядит не очень. Или вообще «слить» весь бизнес. Но если вы брали обязательства на себя, то «слить» не получится – ваш долг висит на вас.

Для этого и нужны юрлица. Юрлица нужны не для ваших контрагентов – а именно для “партнёров” – чтобы иметь легальную возможность воспрепятствовать их недобросовестным действиям или понудить к ответственности – а ещё, чтобы эту юридическую связь разорвать, тем самым растворив в воздухе долги юрлица, вместе с ним самим.

Экскурс в корпоративное право ещё не закончен – но какое всё это имеет отношение к панархизму и Транзиту? Самое прямое. Признание юридической связи в виде юрлица – и есть заветная «юрисдикция» – центральное слово всей панархической мысли. То, какие права и требования имеют учредители или держатели акций – важнейший момент при решении организации предпринимательской или инвесторской деятельности. Стали бы вы вкладываться в акции компании в каком-нибудь Бандустане, не зная до конца, сможете ли вы деньги отбить в ходе обычной деятельности компании? А в случае форс мажора? Ликвидации? Слияния/поглощения? Национализации? На что вы вообще имеете право, на какую информацию и отчётность, будучи держателем?
Здесь мы и начинаем наблюдать важную роль юрисдикции.

На вкус и цвет

Во-первых, играет роль «качество» юрисдикции. Вы можете создать компанию почти в любой стране мира – но сможете ли вы защитить там свои права? Сможете? А как эффективно? Транзакционные издержки (грубо говоря, «издержки на юридическую волокиту») – такие же строчки в бухбалансе, за которыми нужно следить. Очень часто именно они и «топят» потенциально успешный бизнес. Далеко ходить не надо – Россия характерна именно таким положением дел.

При этом денег и времени стоит и регистрация юрлица, открытие новых филиалов, получение лицензии, разрешений и в целом правила и реалии взаимодействия как с контрагентами (например, согласно законам юрисдикции, было бы проблематично оформлять тот или иной вид сделки и т.д.), так и с государством и органами (и речь даже не о головной боли в виде налогов – большая часть проблем это проверки и экспертизы, а если всё очень «хорошо» – то боком может выйти и получение каких-нибудь субсидий или вычетов).

Во-вторых, играют роль непосредственные «правила» юрисдикции. Несмотря на фундаментальную схожесть корпоративных устройств, многие институты, имеющие важнейшее значение, отличаются своими нюансами и спецификой – в зависимости от юрисдикции. Это может повлиять на динамику и стратегию развития бизнеса коренным образом.

Например, для Германии (и некоторых других стран) характерно наличие двух «советов директоров» – одного, «исполнительного», занимающегося еженедельными (или даже ежедневными) операциями внутри компании, а другого – «руководящего», члены которого – все стейкхолдеры (т.е. заинтересованные лица), т.е. в том числе и, например, рабочие компании(в самом совете, как правило, сидят их представители – т.е. члены профсоюза). Этот совет занимается более долгосрочным планированием и вопросами управления, а так же в целом следит за действиями исполнительного совета. Такая же система распространена и в Китае – но китайской особенностью является огромное присутствие государства в составе акционеров – что создаёт вдвойне сложную ситуацию для «миноритарных» независимых инвесторов в стране, где государство – это однопартийная авторитарная закрытая структура.

Это отличается от, например, системы в Америке – так называемой «унитарной», в которой есть только один Совет Директоров, который состоит из только из представителей акционеров. При этом характерно, что в США Главный Исполнительный Директор (CEO) также может быть Председателем Совета Директоров(чем отличается от британской традиции, где такое не допускается – хотя и там так же действует «унитарная» система).

Казалось бы – это странные и ситуативные нюансы, но они имеют вполне реальное значение. Так, система Германии считается более устойчивой и социально-ориентированной, где профсоюзы могут иметь прямой контакт и участие в политике компании, в отличие от англосаксонской системы, которую обычно рассматривают, как более динамичную, гибкую и конкурентную. При этом внутри англосаксонской системы систему США отличает от британской более весомая роль CEO (на самом деле её отличает куча мала – ведь первые корпоративные статуты т.е. законы были приняты уже после независимости США, тем более, федеративная форма правления в Штатах позволяет иметь каждому штату своё корпоративное законодательство – и об этом мы как раз сейчас и поговорим). И так далее.

Это далеко, далеко не всё. Физическое расположение главного офиса может вообще не мешать компании быть зарегистрированной где-нибудь за тридевять земель – работаете в Воронеже, отчитываетесь в Москве. И речь идёт не о филиалах.

Если всё рассуждение показалось вам надуманной проблемой, то начнём с места в карьер, а именно – штат Дэлавер. Здесь мы как раз плавно и перейдём к главному топику дискуссии — ТНК, но чуть позже. Что же интересного в этом штате?

Ну, например то, что в нём зарегистрировано около 60% компаний, входящих в Fortune 500 – топ 500 компаний в США с самой большой выручкой. Эти 500 компаний образуют до 2/3 всего ВВП США и до 17% общемирового ВВП. И больше половины из них – зарегистрированы в одном штате. Которых в США, на секундочку, 50.

При этом в Дэлавере в принципе зарегистрировано до половины всех публичных компаний в США. Может быть и не до конца академично, но здесь есть корреляция – часть успеха компаний, попавших в топы рейтингов Fortune, определены и фактором выбора юрисдикции. Дэлавер не является налоговым раем, не даёт преимуществ какой-то из сторон в корпоративном устройстве и регистрация корпорации далеко не дешева – однако его (его право) ценят за гибкость, справедливость, эффективность и профессионализм. Суды Дэлавера признают и принимают право и договоры других стран, дают возможность разных альтернативных вариантов разрешения диспута, а так же ускоренный сервис и поддержку бизнесу.

Н*логи

Раз мы упомянули налоговые «раи» – давайте скажем два (намного больше) слова и про них. Это то, что играет роль в третью очередь – налоги. Ситуация Дэлавера характерна далеко не для одного США. Огромное количество компаний континентального Китая создают свои «двойники», филиалы или просто сразу регистрируются в Гонконге – причины те же, что и в ситуации с Дэлавером, но помимо прочего, Гонконг характерен более низкой ставкой корпоративного налога (16.5% в противовес континентальным 25%) и исключает любые ограничения на движения капиталов – крайне важный фактор для ведения бизнеса между юрисдикциями.

Гонконг – не единственное, что приходит нам в голову, когда мы думаем про налоговые раи или «финансовые офшоры». Сейчас эти понятия, в целом, считают практически равнозначными, т.к. большая часть вторых включает в себя первые. Нидерланды, Сингапур, Ирландия, Бермуды, Швейцария и многие другие страны выполняют ту или иную роль в качестве спасителей от главной напасти для либертарианца – налогов – тем, или иным образом. Не станем здесь обсуждать как конкретно, но налоговые раи и оффшоры крайне важны для теории панархизма, что нам сейчас и следует отразить.

Некоторые страны по большей части «потеряли» статус налоговых раев – например, Люксембург, Сейшелы и излюбленный русскими олигархами Кипр. Причём потеряли, во многом, под влиянием тяжелого финансового положения, связанного со своей банковской (в случае Кипра) структурой(что является частью нашего обсуждения выше про корпоративные структуры компаний – банки это ещё бóльшая тема внутри этой темы), потеряв привлекательность, нежели ввиду обязательного давления со стороны мирового финансового сообщества в лице OECD или США – которое долго борется, к слову, с Ирландией, в меру безуспешно. Это сообщает нам две важнейшие вещи.

  1. Существует настоящая конкуренция юрисдикций, в ходе которой отсеиваются слабые и образуются новые, причём конкуренция совершенно экономического типа – здесь не ведётся захватнических войн или жутких политических интриг (ну, почти). Каждая из таких юрисдикций борется за своё место под солнцем, используя разные модели помощи с налоговым бременем, таргетируя разные категории корпораций и физлиц, решая проблемы своими силами. Рациональные экономические акторы со всего мира ищут возможности, в целом легальные, по получению того уровня и качества услуг юрисдикции, которые недоступны им «на месте», где они живут, работают или отдыхают.
  2. Этим пользуется в своём интересе в целом небольшая часть людей (хотя и большинство всех самых крупных компаний), что порождает едкие дискуссии и метания с заголовками “Как оффшоры вредят экономике”, “Как богачи уходят от налогов” и т.д. К счастью, либертарианец сразу понимает в чём здесь потерянное зерно рациональности. Обычный человек автоматически берёт за истину, что каждый член общества или гражданин юрисдикции должен вносить свой «справедливый вклад» в «общий пирог», и когда какими-то мудрёными махинациями человек, или, не дай Бог, злая-презлая корпорация умудряется не отдать свои деньги(или отдать хотя бы поменьше) стационарному бандиту-вымогателю в виде государства – то они, таким образом, перекладывают ношу на ваши простые рабочие плечи. Это действительно звучит несправедливо, но гнев обывателя, а иногда даже и видного политика или экономиста должен быть обращён не к лицам, нарушающим аксиому «от каждого по способностям», а к государству, нарушающему аксиому «каждому по потребностям».

Дело в том, что существование юрисдикций, удовлетворяющих интересы конкретной группы лиц с особенными интересами неотвратимо, причём просто по природе самой Земли – чем, скажем, является курорт, как не местом, специфично рассчитанным на отдых и досуг? Не даром налоговый рай это налоговый «рай» – описанные юрисдикции ставят своей целью обслужить деловых, ценящих своё время клиентов с коммерческой жилкой. Если такой подход работает уже сейчас и работает хорошо – почему бы его не распространить на все аспекты человеческой, повседневной жизни? На данный момент блага таких «экстерриториальных» хабов связаны с налогами и коммерцией, что само по себе раздражает голодных до бюджетных денег «слуг народа», и именно их нежелание, их противодействие препятствует внедрению системы во все слои общества – и низов, и среднего класса, причём во всех отношениях – школы, больницы, сады, инфраструктура, судопроизводство, политика, право – всё это следует поставлять каждому желающему через его резидентство во выбранной юрисдикции.

Capitalism at its finest

Как это сделать? Возвращаясь к ТНК, теперь мы прекрасно понимаем, что само их существование тесно связано с описанными явлениями – конкуренции корпоративных устройств, конкуренции качества обслуживания и конкуренции фискальных политик. Каждая ТНК, особенно, если это ТНК-холдинг (т.е. юр-лицо, которое владеет ключевой частью или полным пакетом в другом юрлице) решает, где обосновать свой «штаб», чтобы получить все бенефиты от юрисдикции и обезопасить риски банкротства или государственного давления, а где разместить «дочки» и филиалы, занимающиеся непосредственным производством, продажей, поставкой, обработкой, разработкой и чем чёрт не шутит.

Помните, в начале статьи мы сказали про суть юридического лица, как скрепляющей связи между бизнес партнёрами? Здесь ТНК начинают играть в интересном свете. Компания, зарегистрированная и оперирующая «национально», не высовывая носа, существует только тогда, когда её признаёт государство, как монопольный поставщик «юрисдикции». Государство может не признать юрлица из-за границы, либо отгородиться от него какими-либо таможенными или иными правилами, ввести санкции или нормы, тяжело обременяющие любую внешнеэкономическую (как извне, так и внутрь) деятельность (или оно может быть просто плохим, некачественным, опять же, вспоминая где живём). Абсолютная локальность – абсолютная зависимость от конъюнктуры, смены законов, политических элит и экономической траектории. Поэтому ТНК не просто крупные игроки – они просто колоссальны, причём их «щупальца», простирающиеся сразу в разные точки мира, позволяют им неплохо диверсифицировать свою «внутреннюю» экономику. Некоторые исследования показывают, что из-за этого ТНК меньше подвержены риску банкротства из-за прямых обязательств фирмы или «дочек», но при этом большему из-за политических рисков и стоимости транзакционных издержек (представьте, что будет, если государство в одностороннем порядке (а как ещё?) поменяет правила вывода и ввода капитала из-за рубежа, введёт какие-либо абсурдные регуляции или начнёт войну с другим государством, где так же располагается большая часть вашего рынка).

Иными словами, классическая экономическая выгода распределённых рисков может сводиться на нет политикой – ничего нового. Но есть одна новая переменная. Влияние ТНК.

Как уже было отмечено – ТНК огромны и составляют колоссальную часть мировой экономики развитого мира. Причём даже для неразвитого, несмотря на стандартную критику левых анти-корпоративных активистов, мира (третьего мира) ТНК выступают как работодатели и инвесторы, а иногда, что любят упускать из виду критики – даже попечители и помощники. Внезапный пример: “United Fruit Company”- некогда крупнейшая американская корпорация, занимавшаяся экспортом фруктов из стран Центральной и Латинской Америки, в своё время заняв огромную территорию в бедных странах Центральной Америки (Коста-Рике, Доминиканской республике, Ямайке и т.д.) активно занималась образованием своих работников, предоставляла бесплатное жильё, даже инвестировала в инфраструктуру и обучение детей (Multinationals, Monopsony and Local Development, 2019). Для богатых стран ситуация выглядит иначе, ведь для них существует и возможность работать в достойных местных компаниях или начать свой бизнес. Но даже здесь ТНК могут стать карьерным лифтом – при этом как вертикальным, так и горизонтальным, или вообще по диагонали. Компания сможет приспособить сотрудника в другой стране, обучить языку или помочь с оформлением документов, даже получением вида на жительства и в конечном счёте жилья – такое долгосрочное планирование и забота характерны тогда, когда у экономического агента есть на это ресурсы и он может рассматривать сотрудников, как ценный актив. Иными словами, такая жизнь «с компанией» – явление и новое, и старое – раньше работа человека сопровождала его на каждом шагу, поскольку человек работал сапожником, поваром или фермером, работая на себя и свой дом, стоявший через дорогу, но теперь, с учётом информатизации, некоторые работы вообще не требуют выхода из дома, поэтому компания взаимодействует с человеком «не касаясь», либо, уже с учётом глобализации, делают человека частью компании – а не нации, государства, общества или какой-то иной абстрактной общности — пускай и имеющей значение.

Да, это фактически киберпанк. Но драма, которую нам рисовали Гибсон и Дик не походит на то, что мы наблюдаем вокруг. Мир становится сложнее с одной стороны, но проще с другой, формы взаимодействия меняются, но люди остаются людьми. Несмотря на всю апокалиптику и вопли – мир становится лучше, и мы все знаем почему. И по этим же причинам мир может стать ещё лучше. Не все люди хотят жить в тени транснациональных гигантов, поэтому видят в государствах ключ к спасению, как что-то, что способно формировать культуру или общность, сплотить людей вокруг какой-то идеи, помимо коммерции. Современные компании, особенно огромные, вроде ТНК, действуют редко учитывая «национальные» интересы. Но причина этого уже была ранее незаметно обозначена – государства и не хотят давать ключей к такой возможности. Тем более, что для многих сама идея «национальных интересов» звучит как оксюморон.

Помимо прочих, транснациональные корпорации называют «stateless corporation». Вы уже можете догадаться, почему. Когда мы говорили о природе юрлица и рисках «локальности», одной из особенностей ТНК, в его современной форме, становится его схожесть с гидрой. «Отсечение голов» не обязательно приводит к смерти корпорации – она продолжает существовать, перетекая юридически, существуя в «правовом облаке». ТНК может открыть несколько новых дочек, распределив между ними капитал, после чего пересобраться воедино – почти фильм ужасов – но это может быть необходимо для выживания. И чем проще этот процесс, чем ниже транзакционные издержки, чем выше власть ТНК не на простых людей, низкоквалифицированных рабочих или профсоюзы – а на политиков – тем лучше для «безгосударственности» ТНК. Уже сейчас эти корпорации имеют большой вес на политических аренах, занимаясь классическим «дележом пирога» и лоббизмом через государства, но так же заставляя считаться со своим существованием – фактически, заменяя государства, предоставляя физическим лицам новую, политическую, а не чисто юридическую связь. Большинство крупных корпораций имеют Кодексы Корпоративного Этикета, строят компании вокруг какой-то идеи, отводят большие суммы на улучшение публичного имиджа посредством благотворительных фондов, инвестиций в искусство, будущее, экологию, а ещё чаще – делая хорошо всем – вкладываясь в RnD. Уже сейчас благосостояние человека может в сотни раз больше зависеть от трудового договора или доли в компании, нежели от его гражданства – и эта разница стирается, причём преимущество остаётся за первым.

Чернышевский

Как ТНК может напрямую спровоцировать Большой Транзит – переход от доминации территориальных юрисдикций к юрисдикциям контрактным и экстерриториальным?

1.Постепенно, продолжая увеличивать свой вес в мировой экономике. Несмотря на страшное звучание фразы «ТНК контролируют экономику», не стоит забывать, что даже таких «небольших гигантов» – очень и очень много. Это не единая, монолитная структура, а обычная конкуренция на рынке, просто рынке мировом. Чем сильнее станет их роль в совокупности – или по отдельности, если речь зайдёт о каких-то ключевых, крупнейших ТНК – тем вероятнее, что политические амбиции смогут вылиться в новую плоскость.

Плюсы: можно ничего не делать и ждать чуда с неба.

Минусы: у государств очень неприятная аллергия на конкуренцию, в которой они заведомо проиграют. Так же проблема в левом анти-корпоративном ресентименте.

2. Через «хабы». Например, несколько крупных ТНК, купив город/остров/офшор смогут поставить там свой административный порядок, организовать суды и армию. Это будет готовая «панархия в бутылочке» – каждая ТНК сможет «отчалить» в такой порт, либо сделать свой, пока такими панархическими городами не будет усеяна вся цивилизованная планета.

Плюсы: может произойти быстро и безболезненно.

Минусы: «мировое сообщество» в лице наднациональных образований может не признать юрисдикцию таких образований по понятным причинам. К счастью, здесь маловероятен вооружённый конфликт (за что можно напасть на мирный, но непослушный остров?), но государства уже в рамках национальных границ могут бойкотировать обнаглевшие ТНК. Внезапный плюс – конкуренцию в таком случае будут выигрывать государства, которые такие юрисдикции признают, фактически, запустив процесс так или иначе, тем самым дав пожрать себя изнутри.

3. Через сотрудничество муниципалитетов-ТНК. Огромная часть ТНК уже по факту живёт за счёт государственных контрактов, либо активно ими пользуется. Если вместо посредника-государства, ТНК сможет “аутсорсить” услуги, например, строителя инфраструктуры, организатора школы и района, и т.д. – полномочия государства смогут со временем сойти на нет за ненадобностью.

Плюсы: активное демонстрирование плюсов такого подхода+конкуренция.

Минусы: государства пока не проявляют шибкой заинтересованности в такой системе. Может требовать политической борьбы за реформы(более активный вариант).

4. Через признание своих работников/некоторых из них в качестве “свободных” резидентов. Фактически, дипломатический иммунитет – но с юрисдикцией “внутри компании”. Это сделает человека, в некотором смысле “неприкаянным”, в плане его физического расположения, но напрямую развяжет руки компаниям по нормо и правотворчеству. ТНК смогут составлять “внутренние” и “внешние” суды, для споров с другими “сознательными” ТНК.

Плюсы: дешёвый способ, частично реализованный на практике.

Минусы: звучит, как описание сериала про дистопию будущего, где корпорация следит за каждым вашим шагом, а вы пляшете под её дудку. Но поскольку в 99% случаев это просто проецирование пессимизма с привлечением несуществующих тенденций, то беспокоиться не нужно ещё и по главному доводу – в такой системе, на переходном моменте, во время самого Транзита государства никуда ещё не исчезнут, поэтому вы всегда сможете “присягнуть” им обратно, тем более, что будете жить на территории одного(и скорее всего отчасти подчиняться его законам).

5. “Социалистический” вариант. Очень излюбленная либертарно-левыми баскская корпорация Мондрагон – это самая что ни на есть ТНК, но, тем не менее, как мы видим, без обещанных клыков и с человеческим лицом. Если всё произойдёт, как это описывается во влажных(зачеркнуть) бесконечных мечтах бойцов за всё хорошее, то корпорации такого типа смогут стать основной моделью, заполонив государства одно за другим, в ходе “мирных” революций или по требованию парламентёров.

Плюсы: и рыбку съесть…Да и в целом, это отличный, совершенно либертарианский вариант, в принципе устраивающий панархистов.

Минусы: не похоже, что Мондрагон и ему подобные выигрывают старую добрую конкуренцию на таком уровне, чтобы стать авангардом прогресса. Чтоб тебя, свободный рынок!

6. Через налоговые раи. Примерно как второй вариант, только инициатива исходит “снизу”, оффшоры теперь предлагают гавани не только для налогов, но и права, причём просто “закрывают глаза”, на собственные кодексы ТНК и полицию.

Плюсы: примерно те же, что и во втором варианте.

Минусы: тоже те же, но здесь государства могут уже конкретно обозлиться на такие “игры в домике”.

Вместо заключения

Надеюсь статья дала вам более-менее понятное представление природы и реалии такого неумолимого современного явления, как транс или мультинациональные корпорации. Несмотря на привычное в их отношении негодование, для панархистов ТНК могут стать внезапным ключом к победе, силой добра, ну или по крайней мере прогресса, когда корпорация переживёт свою чисто «коммерческую» натуру и станет репрезентативой идеи или видения, неся изменения вовнутрь и вовне. Боятся их бессмысленно, сражаться – бесполезно, а приспособить – вполне реально. И если вы боитесь будущего, полного искусственного освещения, тотальной слежки, летающих машин и агрессивной генной инженерии, не бойтесь – оно так или иначе наступит. И уже наступает. Но реальная угроза самых тёмных сценариев самых страшных серий Чёрного Зеркала исходит не от ТНК – а от государств. Пока государства работают с ними в тандеме, жизнь простого человека может оказаться между молотом и наковальней. Может быть, именно панархия сможет перевернуть мрачное будущее и начать ассоциировать ТНК со свободой – а не ещё одним рабством.

Источники:

  1. https://en.wikipedia.org/wiki/Multinational_corporation
  2. Ватоадмин и Погром про институты в России: https://youtu.be/2wkGyvapqSk
  3. Dual-board system: https://landing.directorpoint.com/blog/two-tier-board-structure/
  4. Delaware Corporate Law: https://whyy.org/articles/why-do-so-many-corporations-choose-to-incorporate-in-delaware/
  5. Специфика КП Дэлавера:https://cyberleninka.ru/article/n/prava-minoritarnyh-aktsionerov-v-korporativnom-prave-ssha-na-primere-shtata-delaver/viewer
  6. Китай и Малый Китай: https://daxueconsulting.com/chinese-companies-listed-hong-kong/
  7. Кипр и оффшоры: https://ru.euronews.com/2013/03/18/cyprus-bank-customers-on-bailout-hook
  8. Multinationals, Monopsony and Local Development, 2019: https://economics.yale.edu/sites/default/files/dvp_jmp_122619.pdf
  9. ТНК и их власть: https://foreignpolicy.com/2016/03/15/these-25-companies-are-more-powerful-than-many-countries-multinational-corporate-wealth-power/
  10. Мондрагон без купюр: https://medium.com/fifty-by-fifty/mondragon-through-a-critical-lens-b29de8c6049

You may also like...

2 комментария

  1. 15.01.2020

    […] Масштабы и политическое влияние крупных компаний раст… и если государство в попытках избежать своего дефолта […]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *