Теория Свободного Общества

Краткое изложение критики государственной деятельности, основ устройства свободного общества, аспектов его функционирования и путей практического достижения.

ВСТУПЛЕНИЕ

Большинство распространённых в современном мире концепций общественного устройства, независимо от разнообразия выдвигаемых ими идей и целей, неизменно предполагают существование монопольной для определённой территории организации, имеющей над ней и её жителями неоспоримую власть. Название такой организации – государство.

Разные концепции общественного устройства предлагают реализацию разных форм государства. Оно может всецело держать под контролем деятельность своих граждан, либо же ограничивать её только в совсем узком ряде вопросов. Его управлением может заниматься единоличный диктатор, или некая ограниченная группа лиц – элита; управление может нести представительскую форму с избираемым правительством, или же быть реализовано с использованием механизмов прямой демократии, без каких-либо институтов представительства, с участием каждого гражданина в решении всех политических вопросов напрямую и на равных правах. Оно может выдвигать разные проблемы на первый план и предлагать разные пути их решения. Но сама необходимость существования государства как территориального монополиста, имеющего неоспоримую власть, является обязательным пунктом всех таких концепций.

Идея необходимости существования некой монопольной организации с неоспоримой властью над определённой территорией и её населением настолько внедрилась в человеческое мышление, что попытки полностью выйти за её рамки почти никогда не предпринимаются, мышление вне рамок этой идеи чуждо для большинства людей. Институт территориально монопольного государства многими считается естественным и даже вовсе обязательным условием существования развитого человеческого общества. Считается, что многие вопросы и проблемы не могут быть решены рыночным путём, то есть путём частной деятельности и добровольных взаимоотношений между субъектами, что некоторые из них (а в случае определённых концепций общественного устройства и вовсе все) должны решаться политическим путём – путём использования недоговорных механизмов достижения решений и их насаждения определённому коллективу субъектов независимо от согласия тех или иных его участников.

Коллектив субъектов, подчинённых государству, разумеется, не рассматривается как добровольная их ассоциация, поскольку такая ассоциация может возникнуть только из договорённости, составленной субъектами частным, то есть рыночным путём, по собственному желанию каждого из них. Такой коллектив принимается как единое целое исключительно по территориальному признаку. Возможность организации общества как добровольной ассоциации субъектов не рассматривается государством ни при каких обстоятельствах. Связанность всех субъектов, находящихся в территориальных владениях государства, и необходимость контроля их деятельности с использованием единственной для всех власти (и нет особой разницы, является ли это власть диктатора, элиты, избранных президента и парламента, или же электорального большинства напрямую) принимаются в качестве естественных и неоспоримых фактов.

Первой из целей данного труда является рассмотрение политического подхода к организации общественной системы и разоблачение его критических недостатков. Далее мы попытаемся выйти за рамки идеи необходимости территориально монопольного государства с неоспоримой властью и сформируем концепцию свободного общества, полностью основанного на частной деятельности разных субъектов и добровольных договорных взаимоотношениях между ними. Разобравшись с тем, каким образом свободное общество может функционировать, что обеспечивает его жизнеспособность и чем оно радикально отличается от общества, подчинённого монопольной и неоспоримой правительственной власти, мы выработаем несколько стратегий его практического достижения.

На этом можно завершить со вступительной частью труда и перейти к рассмотрению интересующих нас тем, а также самому формированию концепции свободного общества.

I. ПОЧЕМУ СВОБОДА?

Первым вопросом, без ответа на который нельзя перейти к формированию любой концепции общественного устройства, является вопрос о недостатках других концепций, о том, какие их аспекты необходимо пересмотреть, и главное – почему?

Как мы уже выяснили, основным аспектом большинства текущих концепций общественного устройства является необходимость государства как территориально монопольной организации, имеющей неоспоримую власть. Проанализировав его, мы сможем понять, зачем нужно отбросить государственнический подход и начать искать ему альтернативу. Как только будут определены критические недостатки данного аспекта, необходимость формирования концепции общественного устройства, не обладающего им, станет очевидной.

Государство – враг личных интересов

Каждый человек обладает личными потребностями, интересами и целями, которые он преследует в ходе своей деятельности. Разумеется, большинство желаний и целей недостижимы без взаимодействия между людьми и разделения труда. Взаимоотношения могут быть двух видов: добровольные, которые основанные на частных договорённостях между разными субъектами, и принудительные – несущие характер подчинения одних субъектов другими. Именно второй характер и несут все те общественные взаимоотношения, которые находятся под контролем территориально монопольного государства с неоспоримой властью.

Это свойство государства никак нельзя изменить, просто изменив форму правления. Отличие между авторитарными и демократическими формами правления лишь в том, что в первом случае власть находится в руках ограниченной группы людей (или даже вовсе принадлежит единому диктатору), а во втором в руках электорального большинства (и то на практике демократия чаще всего несёт представительский характер, то есть власть принадлежит не электоральному большинству напрямую, а отдельным избранным этим большинством представителям). Даже если представить идеальную прямую демократию, в которой абсолютно каждое политическое решение принимается всеобщим голосованием, всё равно факт принудительного подчинения одних субъектов другими не исчезает.

Соответственно сказанному стоит заметить, что государственные механизмы общественного управления провоцируют конфликт интересов и бесконечную борьбу за власть между разными субъектами, поскольку в отличие от вопросов, находящихся в рыночной среде, с которыми каждый субъект может разобраться таким образом, каким он сам этого желает, вопросы из политической сферы всегда предполагаю одно решение для всех, то есть ущемление интересов одних субъектов (проигравших в политической борьбе) в пользу интересов других (выигравших в ней).

На подобные утверждения можно ответить, что только прибегая к механизмам власти и принуждения можно добиться некого общего блага, способного в той или иной мере принести пользу всем людям, а значит и требующего силового насаждения тем, кто не хочет его принимать, поскольку такие люди сами не понимают, что для них полезно, а что вредно. Но что такое это общее благо? Я отвечу, что оно всего лишь фикция! Бывает только частное благо, и определить его для себя может лишь сам человек. Также определённое благо может коллективно преследоваться людьми со схожими частными интересами на основании добровольных взаимоотношений и без использования методов силового принуждения. Но не бывает никакого общего блага, которое можно было бы применить к каждому человеку независимо от его интересов и желаний.

Как верно заметил Людвиг фон Мизес, деятельность человека состоит в замещении более беспокойного состояния менее беспокойным[1]. В этом суть любой деятельности – в беспокойстве, вызванном определёнными потребностями, желаниями или проблемами, и дальнейшими действиями или бездействием, в зависимости от того, что по мнению самого человека принесёт ему меньше беспокойства в будущем. Из этого мы получаем, что любой человек в попытке выдвинуть какую-либо идею (это ведь тоже является деятельностью), в том числе и идею некого общего блага, выражает собственное, частное беспокойство по поводу определённого порядка дел. Любое высказанное им решение выдвинутых проблем, соответственно, в первую очередь послужит именно уменьшению его беспокойства, то есть оно будет благом для него. Но у него нет никакой возможности утверждать в отрыве от интересов других людей, что это решение полезно и для них. Если он объявит его общим благом, которое должно быть реализовано по отношению ко всем людям независимо от их частных желаний, то оно опять же лишь послужит уменьшению именно его беспокойства, состоящего в поддержке людьми не тех идей и образа жизни, принятия которых он бы от них хотел.

В результате мы получаем, что сторонник общего блага соврёт (сам того не понимая, или даже целенаправленно), если скажет, что в своих попытках подчинить всех людей единому и универсальному закону он в первую очередь преследует некие высшие ценности, а не свои личные интересы. Любая такая попытка является всего лишь эгоистическим желанием человека заставить всех остальных принять его идеалы. Именно поэтому любые идеологии, выступающие за какое бы то ни было общее благо, лживы, как и лжива государственная деятельность, состоящая в принудительной реализации той или иной идеологии по отношению к принадлежащему ему населению, поскольку в первую очередь они нацелены на удовлетворение интересов идеологов и государственных представителей. Такие идеологии и связанная с ними государственная деятельность служат замещению воли человека в пользу некой общественной воли (которая на самом деле лишь воля идеологов и государственных деятелей) и уничтожению его собственного «я»[2]. Сама попытка определить общее благо говорит о том, что его не существует, что благо и польза бывают только частными.

Кроме всего этого стоит упомянуть и то, как, собственно, возникло общество, основанное на принуждении и государственной власти. Хороший ответ на это нам даёт теория стационарного бандита. Данная теория утверждает, что государство возникло как бандит, который отказался от кочевого образа жизни и нерегулярных грабежей, осел на определённой территории, подчинил силой её население и тем самым в результате получил постоянную возможность грабить людей путём налогообложения[3]. Данная теория опровергает теорию общественного договора, говорящую, что государство является всего лишь следствием всеобщей договорённости о передачи управленческих полномочий в руки отдельных людей (не припомню, чтобы я такой договор видел в глаза и уж тем более подписывал). Очень сомнительно, что большие массы людей способны в едином порыве и по собственному желанию пойти на такое. Общественный договор не более, чем фикция, а государство – это бандит, корни которого лежат в насильственном подчинении, грабеже, убийствах и прочих преступлениях против людей.

Только избавившись от общественной системы, основанной на территориальном монополизме и неоспоримости власти, мы сможем перестать быть слугами государства-бандита, а также сопутствующих его, но несуществующих в реальности общего блага и общественного договора. Именно общество, основанное на свободе деятельности частных субъектов и добровольных взаимоотношениях, способно дать каждому возможность жить максимально в соответствии со своими собственными интересами.

Государство – неэффективная организация

Как мы уже указывали много раз, государство является монопольной организацией, не участвующей в рыночной конкуренции, деятельность которой основана на принудительных власти и подчинении.

Конечно, в определённой степени разные государства конкурируют за людей. Однако эта конкуренция слишком незначительная, чтобы влиять на ситуацию в целом. Основная часть населения любого государства не покинет его территорию ввиду культурных и языковых барьеров, экономических затруднений, с которыми желающие переехать могут столкнуться, а также ввиду большого множества других преград и издержек, связанных с кардинальным изменением места жительства. Кроме того, ничто не гарантирует сохранность политического курса другого государства, он может измениться и тем самым перестать удовлетворять требования приехавшего человека, что снова вынудит его столкнуться с уже указанными издержками при очередном переезде.

Учитывая всё это, государство всегда имеет в своём подчинении определённое население, которое никогда не покинет его территорию, оно всегда может облагать его налогами и тем самым обеспечивать собственное существование, или даже использовать самих людей в своих целях, например, вводя трудовую или воинскую повинность.

В рыночной среде разные организации и общества конкурируют между собой за клиентов и участников. В процессе конкуренции у них возникает необходимость как можно эффективнее функционировать, то есть тратить свои силы и ресурсы наиболее рациональным образом, чтобы обеспечить как можно меньшую стоимость своих товаров и услуг, и при этом как можно высшее их качество. Также такие организации конкурируют за работников, что вынуждает их повышать заработную плату и улучшать трудовые условия. В ином случае они будут лишаться своих клиентов, участников и работников в пользу других организаций и обществ, особенно учитывая то, что при смене рыночного агента человек сталкивается с куда меньшими издержками и барьерами, чем при смене нерыночного агента, то есть государства. Человеку в рыночной среде не составляет особого труда поменять заведение, в котором он питается, пойти лечиться в другую клинику, составить договор с другим страховым агентом, перейти работать на другую компанию и т.д.

Государство не находится в условиях рыночной конкуренции, поэтому у него, а также у защищаемых им организаций, нет экономических стимулов функционировать как можно более эффективным образом. Конкретному правительству достаточно лишь проводить не слишком ужасную политику, в той мере эффективную, в которой население не будет излишне протестовать, а также иметь силовые структуры, способные справиться со всё же возникающими время от времени незначительными возмущениями. Конечно, некоторые сотрудники государственных органов могут хотеть работать как можно эффективнее по собственному желанию, однако в любом случае находясь в неконкурентной среде и имея право изымать чужие средства через налогообложение ради реализации своих целей они лишаются возможности адекватно оценивать эффективность использования своего труда и ресурсов.

Не стоит надеяться и на то, что власть можно дать в руки хорошим людям, главной целью которых будет забота о своём населении. Обычно правительственные посты привлекают бандитов и грабителей, которые на предоставление государственных услуг выделяют лишь небольшую часть бюджета, необходимую для удержания возмущения граждан ниже некого критического уровня. Думаю, можно не говорить, что станет с частной компанией, которая будет вести свою деятельность подобным образом.

Необходимо также сделать одно замечание о функционировании рыночных организаций. Нередко во время обсуждения экономических проблем противники свободного рынка указывают на якобы факт того, что на самом деле даже в рыночных условиях многие организации выпускают дорогую и некачественную продукцию, а также эксплуатируют своих работников выплачивая им мизерные зарплаты и заставляя работать в ужасных условиях. Однако такие заявления являются результатом умалчивания действительных причин такого поведения. Государство и конкретная организация могут иметь договорённости между собой, её руководители могут быть родственниками или друзьями некоторых государственных чиновников, или же они могут дать им взятку. Всё это в той или иной мере защищает связанную с государством организацию от рыночной конкуренции, она получает возможность лоббировать свои интересы используя закон и правовую силу. Можно сделать вывод, что именно государство способствует ухудшению качества деятельности рыночных агентов, так как оно даёт им возможность достичь собственных целей не только рыночными, но и политическими методами.

Не стоит ожидать от государства особой эффективности в выполнении возложенных на него обязательств, поскольку у него нет экономических стимулов работать наилучшим образом. Также таких стимулов нет и у организаций, защищённых государством от рыночной конкуренции через субсидирование и дискриминационные законы.

Государство – враг идеи

Когда мы сталкиваемся с желанием или необходимостью практической реализации определённой идеи, то у нас есть два варианта. Первый вариант состоит в реализации идеи собственными силами, привлечении людей и инвестиций к её реализации на добровольных основаниях и формировании частных организаций и обществ заинтересованных в определённой идее людей. Второй вариант состоит в том, чтобы реализовать идею прибегая к государственным инструментам принуждения в поиске человеческих сил и налогообложению в качестве источника инвестиций.

Разумеется, реализация любой идеи с использованием инструментов государственного принуждения и финансирования путём налогообложения делает её неконкурентной и независимой от извлекаемых выгод и убытков, а значит и от заинтересованности в ней людей. В таких условиях нет экономических стимулов стараться реализовать идею самым эффективным образом, ведь в любом случае все издержки можно покрыть через налогообложение. Кроме того, можно даже заполучить сторонников реализуемой идеи попросту объявив поддержку альтернативных идей, конкурирующих с этой, незаконной и наказуемой силой государственных правовых органов.

Таким образом любые проекты и производство, живущие за счёт налогообложения и защиты от конкуренции, а также любые идеи и идеологии, реализуемые с использованием инструментов государственного принуждения, со временем всегда вырождаются и становятся крайне неэффективными. Нельзя ничего другого ожидать от реализации чего-либо путём насильственного изъятия у населения средств и его принуждения к подчинению, кроме как нерациональной растраты ресурсов, сил и времени, а также плохих итоговых результатов.

Вторым негативным аспектом является сам факт того, что реализация чего-либо через государство требует наличия инструмента политической власти. Нельзя гарантировать то, что этот инструмент всегда будет находиться в руках заинтересованных в определённой идеи людей. Каждый, кто прибегает к реализации чего-либо государственным путём должен понимать, что в любой момент инструмент власти может попасть в руки других людей, придерживающихся совсем других взглядов, и они в первую очередь используют его с целью уничтожения всех достижений предыдущих владельцев этого инструмента.

Важную роль в случае политической власти играет то, что некоторые идеи, например, идеи в отношении того, как должно функционировать общество, не могут сосуществовать с конкурирующими им идеями, единственный возможный вариант – принудить всех принять единую идею любыми методами, вплоть до силовых. Это способствует возникновению конфликтов между субъектами с разными интересами, поскольку у них нет возможности реализовать свои идеи в частном порядке, они вынуждены жить в единой для всех системе и бороться за политическую власть. Такая борьба приводит к острым конфликтам и частой смене правительств.

В свете всего сказанного политическая борьба за власть вообще теряет какой-либо смысл. Она представляет собой лишь бесконечный процесс поочерёдной смены главенствующих идей, которые не могут быть сполна и эффективно реализованы ввиду перечисленных ранее аспектов. Более продуктивным в реализации любой идеи является именно рыночный путь, состоящий в создании частного производства благ, формировании частных организаций, специализирующихся на определённой деятельности, а также свободных к участию обществ заинтересованных и руководимых какой-то идеей людей, функционирующих в рыночной конкурентной среде. Именно это обеспечивает экономические стимулы для наиболее эффективной реализации и совершенствования идеи, а также даёт ей гарантию того, что она не будет уничтожена попросту сменой политической власти.

Государство – источник разложения общества

Поскольку взаимоотношения между государством и его гражданами имеют недоговорной характер, сами люди не несут ответственности за те аспекты своей деятельности, которые государство решило в одностороннем порядке взять под своё попечительство. Это приводит к определённым явлениям, которые можно описать термином децивилизация[4].

Основа децивилизации – государственное управление средствами подчинённых ему субъектов. Во-первых, государство принудительно отнимает некоторую часть их средств путём налогообложения. Во-вторых, государство перераспределяет средства от одних категорий населения к другим. За этими действиями скрываются негативные эффекты, влияющие и на облагаемое налогами, и на субсидируемое население.

Большая часть средств, собранных через налогообложение, не возвращается обратно к налогоплательщикам ввиду таких факторов, как расточительное и неэффективное их использование (что включает инвестирование налоговых средств в производство благ, не имеющих соответствующего спроса у самих налогоплательщиков), воровство со стороны государственных чиновников, использование данных средств на покрытие издержек функционирования массивного и неэффективного государственного бюрократического аппарата и т.д. Всё это уменьшает способность налогоплательщиков эффективно накапливать богатство. В отдельных случаях это приводит к тому, что перспектива инвестирования для некоторых налогоплательщиков становится слишком отдалённой в будущем, поскольку они имеют возможность откладывать лишь очень малую, совсем незначительную часть своих доходов. У них увеличивается экономический стимул тратить все свои средства на краткосрочное потребление дешёвых благ вместо того, чтобы откладывать их на покупку благ долгосрочного потребления или инвестирование в определённые активы и предпринимательскую деятельность. Этот процесс называется ростом временных предпочтений.

В случае перераспределения средств будет очевидным сказать, что в значительной мере оно происходит от производительной части населения (работников и предпринимателей) в пользу непроизводительной. Перед тем, как рассматривать проблемы государственного перераспределения средств, хочу заметить, что под непроизводительными категориями населения я подразумеваю людей, не имеющих каких-либо физических или умственных недостатков, затрудняющих выполнение трудовой или предпринимательской деятельности, но решивших в той или иной мере отказаться от этого в пользу потребления социальной помощи. Здесь не подразумеваются такие категории населения, как инвалиды, пенсионеры, временно страдающие несовместимыми с трудом болезнями и т.п. Вопрос их обеспечения в свободном обществе без помощи государства будет поднят в следующей главе. Сейчас же рассмотрим некоторые отдельные примеры того, как государственное перераспределение средств приводит к разрастанию непроизводительных категорий населения.

Государство спонсирует безработицу, когда безусловно обещает каждому безработному некую социальную помощь – у тех, чья зарплата ниже, соразмерна или не особо выше размера этой помощи больше нет экономического стимула работать. Государство спонсирует высокую рождаемость в нищих семьях, когда безусловно обещает социальную помощь за рождение детей, поскольку таким образом оно даёт им возможность обеспечить себя, не прибегая к трудовой деятельности. Государство спонсирует безответственность, когда обещает помощь тем, кто попал в затруднительное положение ввиду безрассудного поведения (как пример можно привести предоставление бесплатной медицинской помощи тому, кто начал драку и сам же в итоге от неё пострадал). Во всех подобных случаях государство спонсирует проявление деструктивного поведения и паразитических черт характера у людей. Кроме того, растущее количество потребителей помощи только увеличивает налоговую нагрузку на производительных людей, что стимулирует их тоже бросать труд и становиться потребителями помощи. Последствия всего этого довольно очевидны: экономический кризис и разложение общества.

Налогообложение и государственное перераспределение средств очень вредны для людей. Только договорные взаимоотношения, в которых каждый несёт ответственность за свои действия, а также способен полностью распоряжаться своими средствами и силой по собственному усмотрению, могут способствовать улучшению уровня жизни людей и проявлению у них положительных черт характера.

II. УСТРОЙСТВО СВОБОДНОГО ОБЩЕСТВА

Разобравшись с критическими недостатками системы общественного устройства, основанного на неоспоримой власти территориально монопольного государства, мы можем приступить к формированию концепции свободного общества, функционирующего за счёт частной деятельности субъектов и добровольных взаимоотношений между ними.

Как мы уже поняли из предыдущей главы, основным аспектом свободного общества является замещение недоговорных методов взаимодействия между субъектами договорными. В свободном обществе нет места недобровольным ассоциациям субъектов и политическим методам управления ими, оно характеризуется свободой ассоциации, деятельности и договорённости.

Разумеется, к подобному порядку дел могут возникать определённые вопросы, которые мы и рассмотрим в этой и следующих главах.

Контрактные юрисдикции

Государство является поставщиком широкого ряда товаров и услуг. Нередко критика свободного общественного устройства говорит о том, что большая часть выполняемых государством функций не может быть делегирована частным организациям, что такие функции ввиду тех или иных их особенностей могут быть реализованы только с использованием государственных механизмов принуждения.

На каждый случай той или иной государственной функции теория свободного общества способна дать ответ о том, как она будет работать без государства. Несколько таких ответов мы рассмотрим позже в качестве примеров того, что в государстве вовсе нет необходимости. Но сейчас я предложу немного иной подход.

Ранее мы определили две главные проблемы, к которым приводит институт территориально монопольного государства с неоспоримой властью. Первая проблема – это несоответствие деятельности государства интересам его граждан. Главной причиной этого является принятие всех жителей определённой территории как некого единого коллектива, к каждому участнику которого должны быть применены единые порядки и законы, что неизменно приводит к столкновению интересов разных субъектов и подчинению одних субъектов другими как единственного возможного выхода из конфликтной ситуации.

Вторая проблема состоит в неэффективности функционирования государств, связанной с незначительностью их конкуренции за людей ввиду колоссальных издержек и преград, мешающих им покинуть одно государство в пользу другого. Из-за этого большинство населения любого государства никогда не переезжает жить на территорию других государств. Любое государство, в отличие от рыночных организаций, всегда имеет возможность компенсировать издержки, связанные с неэффективностью собственного функционирования, используя налогообложение и контроль деятельности своих граждан.

Это и есть результаты территориального монополизма государства и неоспоримости его власти. Решение становится довольно очевидным, если посмотреть на данные проблемы через призму панархии[5]. Оно состоит в избавлении от негативных результатов деятельности государств путём их замещения Экстерриториальными Контрактными Юрисдикциями (ЭКЮ), выполняющими те же самые функции, но при этом являющимися обычными рыночными организациями, работающими экстерриториально и на основании добровольных договорённостей с другими субъектами.

Идея ЭКЮ состоит в том, чтобы каждый человек имел возможность свободно переходить между разными юрисдикциями, не сталкиваясь с огромными издержками. Как уже указывалось в прошлой главе, человеку в рыночной среде не составляет особого труда поменять заведение, в котором он питается, пойти лечиться в другую клинику, составить договор с другим страховым агентом, перейти работать на другую компанию и т.д. Именно это, вместе с невозможностью покрывать собственные убытки путём принудительного изъятия чьих-либо средств, и способствует рыночной конкуренции, крайне необходимой для возникновения у организаций экономических стимулов выполнять свои функции наиболее эффективным образом с целью избежать потери клиентов в пользу своих конкурентов.

Рыночная свобода поспособствует возникновению разнообразных юрисдикций, соответствующих интересам разных людей. Каждый сможет выбрать себе юрисдикцию с теми порядками и предоставляемыми услугами, которые удовлетворяют его желания наилучшим образом, при этом зачастую даже не меняя собственного места жительства. Это будет содействовать решению конфликта интересов, поскольку теперь не нужно будет бороться за монопольную власть как единую возможность реализации своих планов, каждый сможет воплотить свои идеи в частном порядке. Например, сторонник традиционализма и сохранения нации может стать членом юрисдикции, законы которой запрещают участникам близкие отношения с представителями других наций и требуют от них соблюдения традиционного образа жизни (он также может основать такую юрисдикцию, если до него этого ещё никто не сделал). Сторонник перераспределения средств может вступить в такое общество, все участники которого должны отдавать большую часть своих доходов в общий бюджет и перераспределять его между собой равномерно или прибегая к какому-либо другому критерию справедливости. Сторонники разнообразных идеологий и образов жизни смогут объединяться в общества, основанные на добровольных договорённостях их участников. Вместо необходимости выведения неких обязательных для насаждения всем идеальных или компромиссных жизненных порядков, свободное общество предлагает каждому возможность жить в соответствии со своими собственными интересами.

Одни люди могут подписать контракт сразу с несколькими юрисдикциями, если правила участия в них не противоречат один одному. Другие могут вовсе не быть участниками какой-либо юрисдикции и обеспечивать собственные потребности самостоятельно договариваясь с поставщиками таких услуг, как полицейская защита, медицина, социальное страхование и т.п., а также взаимодействуя со всеми внешними субъектами без чего-либо посредничества.

Взаимосвязанность субъектов

Теоретический анализ системы свободного общества зачастую начинается с ошибки, которая заключается в рассмотрении каждой субъектной единицы в отрыве от других единиц и непонимании сути многих механизмов взаимоотношения субъектов.

Когда, например, рассматривают взаимоотношения любых двух субъектов (людей, организаций, не важно), то часто говорят о том, что без принудительного контроля сверху нет помех тому, чтобы один субъект нарушил договорённости или вовсе силой подчинил другого субъекта. Но здесь не учитывается сама сущность такой вещи, как договор, данный пример рассматривает договаривающиеся стороны в отрыве от всех остальных субъектов. Чтобы договор между несколькими субъектами имел силу, чтобы этот договор признавался и уважался теми сторонами, которые в нём не участвуют и всем остальным обществом, чтобы судебные органы могли рассмотреть дело, касающееся разногласий по поводу данного договора, необходимо его утверждение третьей стороной. Государство устанавливает либо собственных представителей, либо частных, но обязательно лицензированных им нотариусов в качестве такой стороны, и этим же жёстко контролирует порядок установления и исполнения любых договорённостей. В такой ситуации именно государство определяет сущность договорённости, и как бы это определение не произошло, оно не будет соответствовать интересам многих частных субъектов, желающих взаимодействовать между собой по-другому.

Решением этой проблемы является выбор ещё одного частного субъекта в качестве третьей стороны. Надёжность и работоспособность такого выбора обеспечивают два фактора. Первый фактор – это репутация третьей стороны, ведь частным субъектами нет никакой выгоды выбирать в качестве третьей стороны такого нотариуса, у которого нет никакой репутации вовсе, либо же который известен плохим исполнением своих обязанностей. Ради собственной выгоды они будут искать третью сторону, способную подтвердить свою надёжность либо хорошей репутацией со своей стороны, либо гарантиями от другого субъекта с хорошей репутацией (как пример наведу нотариуса, только что окончившего собственное обучение и не способного гарантировать свою компетентность ничем, кроме как её подтверждением со стороны учебного заведения). Подробнее о функционировании репутационных институтов и их важности для свободного общества мы поговорим немного позже.

Второй фактор – третья сторона тоже не находится в вакууме, и она тоже требует для своей деятельности взаимодействие с другими субъектами. Идею частного субъекта как третьей стороны или арбитра часто стараются высмеять, задавая вопрос о том, как будут работать частные суды, ведь разные суды могут вынести разные вердикты, что сделает невозможным решение конфликта. Это бессмысленный вопрос, он рассматривает частный суд в качестве стороны, находящейся в вакууме. Однако очевидно, что третья сторона не находится в вакууме, ей самой это же невыгодно, никто не пойдёт к нотариусу или судье, которые существуют сами по себе, без договорённостей с другими нотариусами и судьями, как минимум, о порядке арбитража в случае разногласий. Изолированный субъект даже не сможет заработать репутацию, подтверждающую его нотариальную или судебную компетенцию.

Взаимодействия между разными субъектами в свободном обществе будут регулироваться договорённостями между ними и третьими сторонами, которые в свою очередь тоже будут связаны с другими субъектами договорными отношениями. Возникнет сложная контрактная сеть, определяющая порядок функционирования всего общества. Она будет отличной системой сдержек и противовесов, предотвращающей беспорядок во взаимоотношениях и безнаказанность правонарушений.

Свободное общество с возникшей в нём контрактной сетью без проблем справится с упрощением взаимодействия между большим количеством субъектов, стандартизацией норм и управлением общими ресурсами. В нём вполне могут возникать посреднические организации, специализированные на выполнении этих функций, а также у разных субъектов есть экономические стимулы сотрудничать между собой.

В качестве примера таких организаций-посредников можно привести транснациональные корпорации VISA и Mastercard, которые определяют стандарты проведения платёжных операций для большого количества банков, чем упрощают взаимодействия между разными субъектами по всему миру. При этом данные корпорации не имеют принудительной власти над самими банками и их клиентами, как это имеют государства, сотрудничество происходит на частных условиях.

Хорошим примером частных стандартизации норм и управления общим ресурсом является становление железных дорог в США. В 19-ом веке они управлялись частными компаниями, и изначально у дорог, принадлежащих разным компаниям, были разные стандарты колеи и сигнальные системы. Однако самим компаниям было невыгодно каждый раз менять вагоны для перевозки груза через маршрут, дороги которого принадлежали разным организациям, и была невыгодной ситуация, когда перевозящий груз машинист мог запутаться в различиях сигнальной системы на разных участках маршрута. В итоге стремление уменьшить издержки и тем самым получить выгоду привело к возникновению спроса на стандартизацию, появилась частная организация, которая за некую плату от железнодорожных компаний помогла в переоборудовании колеи под единый стандарт, а также это стремление привело к договорённостям о стандартизации сигнальной системы[6].

Мы видим, что свободное общество не приведёт к ситуации, когда на разных частных дорогах и улицах возникают слишком различающиеся правила поведения и передвижения, организации и юрисдикции, которые будут владеть дорогами и улицами в частном порядке, договорятся о стандартизации норм и порядков как минимум потому, что им всем это выгодно. В свободном обществе не возникнет никаких проблем с использованием общих ресурсов, разные организации и юрисдикции способны справиться с совместным управлением дорогами, улицами, телекоммуникационными линиями, нефтегазовыми трубопроводами и т.п. Нежелание сотрудничать с другими субъектами в сферах стандартизации норм и управления общими ресурсами вполне может привести к неэффективному использованию ограниченных ресурсов и потере клиентов ввиду причиняемых им неудобств, в результате чего организация и вовсе может обанкротиться. Именно поэтому у частных организаций есть стимул договариваться между собой в решении общих проблем.

В итоге сотрудничество разных субъектов в данных сферах и их взаимодействие между собой через посреднические организации могут определять общие нормы и законы, а если свободное общество будет всемирным, то данная контрактная система сможет определить что-то аналогичное нынешнему международному праву, но отличающееся от него своим происхождением, берущим начало из самого низа – добровольных договорённостей между частными субъектами. Такая низовая основа возникающего в свободном общества права и делает его соответствующим действительным интересам частных субъектов, в отличие от права, навязываемого государствами сверху.

Кроме всего сказанного, взаимосвязанность также способна решить проблему взаимодействия свободного общества с государствами в случае локальной, не всемирной реализации. Субъектам свободного общества выгодно координировать действия в сфере внешних взаимоотношений, поскольку иное поведение может привести к определённым издержкам. Можно ожидать, что в локальном свободном обществе выработается единый стандарт заграничных паспортов, который государства признают куда вероятнее, нежели большое количество отдельных стандартов, что решит проблему территориальной изоляции его населения. Также в свободном обществе вполне могут возникнуть одна или несколько посреднических организаций, от имени которых большое множество субъектов будет иметь возможность взаимодействовать с государствами, и которые, опять же, имеют куда большую вероятность быть признанными, нежели множество субъектов по отдельности. Проблема внешнего признания может вообще даже не возникнуть, если свободное общество сформируется в границах ранее существующего государства, в таком случае ему для решения указанных проблем достаточно будет лишь перенять уже признанные на международной арене его имя и некоторые принятые им стандарты.

Репутационные институты

Репутационные институты – очень важная часть свободного общества. Они играют значимую роль в предотвращении обмана и мошенничества при взаимодействии разных субъектов. Принято считать, что только государство может обеспечить безопасность сделки, а также высокое качество предоставляемых на рынке товаров и услуг, что без государства магазины будут продавать людям просроченную или вовсе опасную по составу еду, организации будут обманывать клиентов предоставляя некачественные услуги или сдирая деньги ни за что, и сами люди будут обманывать один одного при любой возможности. Но разве это так?

Обычно именно государственное вмешательство снижает качество предоставляемых на рынке благ разлагая частный сектор в целом. Оно вводит системы лицензирования и контроля качества, но на самом деле эти системы из-за монопольного статуса государства сами работают крайне неэффективно. Нередко они приводят к тому, что одни предприниматели начинают подкупать государственных чиновников во избежание проверок по отношению к себе, а также с целью задавить проверками своих конкурентов, чем уничтожают рыночную конкуренцию. Государство не способно действительно обеспечить контроль качества.

В нынешнем мире репутация многое значит, современные цифровые средства способствуют очень быстрому распространению информации. Любой человек, имеющий выход в интернет, может легко найти нужную ему информацию, в том числе и информацию о репутации интересующих его субъектов. В интернете есть множество ресурсов, предоставляющих платформу для написания отзывов и составления рейтингов. Так, человек, желающий посетить ресторан, кинотеатр, любое другое заведение, снять у кого-то жильё, воспользоваться транспортными услугами или купить в каком-то магазине какой-либо продукт, может легко посмотреть отзывы других людей о конкретных организациях, их продуктах и услугах, увидеть рейтинги, и в итоге принять соответствующее его интересам решение. Те организации и субъекты, товары и услуги которых не удовлетворяют своим качеством многих людей, зарабатывают плохую репутацию и отпугивают будущих клиентов. Тем самым им становится невыгодно предоставлять блага плохого качества из-за потенциальной потери клиентов. Как я уже говорил ранее, предоставлять блага плохого качества выгодно только государству и защищаемым им предпринимателям.

Развитие репутационных институтов приведёт к возникновению различных механизмов проверки качества предоставляемых частными субъектами благ. Возникнут организации, занимающиеся проверкой и стандартизацией качества, которые за определённую плату от частных лиц, компаний, обществ и юрисдикций будут заниматься такой деятельностью. Из-за рыночной конкуренции они будут работать намного эффективнее государственных структур. Кроме того, они сами же будут подпадать под проверку качества выполняемой ими работы, а значит им тоже будет важно зарабатывать хорошую репутацию. Такие организации будет даже трудно подкупить, так как есть риск вскрытия факта подкупа, что может сильно навредить репутации компании и лишить её места на рынке. А частным компаниям, предоставляющим блага, будет лишь выгодно сотрудничать с подобными организациями, то есть действовать открыто по отношению к своим клиентам, так как нежелание сотрудничать и попытки сокрыть информацию о качестве производимых благ лишь будут дискредитировать репутацию неблагочестивого производителя.

Может возникнуть вопрос о том, а как же быть с недостаточной информированностью потребителя? Ведь он никак не может заранее узнать абсолютно всю информацию о поставщике, его товарах и услугах. Разве асимметричность информации (неравномерное её распределение) между сторонами сделки не изъян рыночной экономики, преодолеть который можно только прибегая к государственному контролю?

Ответ состоит в том, что эту проблему нельзя решить никак вовсе! Человек всегда находится в состоянии недостаточной информированности об окружающих его среде и обществе. Однако в условиях свободы человек всё же имеет возможность собирать информацию, анализировать её и принимать соответствующие его интересам решения. Когда же государство диктует единые нормы, человек лишается выбора, и сам государственный аппарат, ввиду своей неэффективности, вовсе не гарантирует точное исполнение его указаний. Государство вводит потребителей в заблуждение давая им гарантии, которые вполне себе могут быть и не выполнены. Потребитель становится ещё менее информированным, чем в условиях свободы, асимметричность информации только усугубляется.

Также иногда можно услышать аргумент, что государство всё равно необходимо как гарант безопасности сделки, поскольку большинство людей не умеют пользоваться репутационными институтами и они не способны делегировать кому-либо полномочия гаранта рыночным путём, так как это требует самостоятельного выбора соответствующего агента, а значит и, опять же, умения пользоваться репутационными институтами. Однако стоит заметить, что такое неумение является лишь следствием предоставления государственных гарантий, которые полностью снимают с человека ответственность за его собственные действия, а значит и лишают стимула как-либо разбираться в данном вопросе. Это является частью процесса децивилизации, который мы обсуждали в прошлой главе. Умение пользоваться репутационными институтами является одним из базовых для заключения каких-либо договорённостей, так же само, как умения говорить, читать и писать являются базовыми для обмена информацией в целом. Непонимание многими людьми репутационных институтов лишь демонстрирует негативные последствия деятельности государств.

Репутационные институты важны также тем, что дают возможность использовать остракизм как инструмент наказания правонарушителей. Функционирование этого инструмента можно хорошо продемонстрировать на примере торгового права Средневековой Европы. Оно основывалось на договорённости торговцев о выполнении некого свода правил. Также торговцами выбирались частные судьи для решения разногласий. Если кто-нибудь уличил торговца в нарушении правил, он мог обратиться к судье, который в итоге выносил вердикт. Торговец должен был выполнить предписание вердикта, иначе правонарушение поддавалось общественной огласке, что портило ему репутацию. В результате другие торговцы подвергали его остракизму, то есть отказу от сотрудничества. Притом те торговцы, которые продолжали вести дела с нарушителем, тоже объявлялись нарушителями и подвергались остракизму, поэтому мало кто вообще осмеливался иметь дело с осуждённым. В итоге торговец, не выполнивший постановления судьи, быстро терял свой достаток из-за невозможности вести свои дела. И не было никакой необходимости в силовом принуждении, одного остракизма было достаточно для того, чтобы вынудить нарушителя признать свою вину или наказать его[7].

Нарушитель может поддаваться как локальному, так и всеобщему остракизму. Если преступление не слишком тяжёлое, то нарушитель просто подвергается остракизму в определённых видах взаимоотношений. Если же преступление очень тяжёлое, то в случае отказа признавать вердикт судьи общество, к которому он принадлежит, вовсе может отвергнуть его. Такой человек, скорее всего, лишится права пребывания в юрисдикции, законы которой он нарушил, а также его репутация будет вносить затруднения во взаимодействие с другими юрисдикциями. Таким образом, он лишается возможности пользоваться теми благами, которые даёт участие в общественных взаимоотношениях, в том числе он лишается защитных услуг, и теперь он может защищать собственные жизнь и имущество лишь полагаясь на самого себя. В обществе с развитыми репутационными институтами нарушитель вынужден признать свою вину, так как иное поведение чревато огромными, возможно даже непосильными для него издержками.

Социальное обеспечение

Сфера социального обеспечения очень часто считается способной функционировать исключительно в условиях обязательного для всех участия в системе государственного перераспределения средств. Нередко ставится вопрос о том, как быть без государственной социальной помощи, ведь в жизни случается всякое и каждый может попасть в затруднительное положение. В любой момент можно лишиться работы, заболеть, или же стать жертвой стихийного бедствия. Любой человек может неожиданно стать инвалидом, а также каждому необходимо социальное обеспечение в старости, когда уже нет возможности трудиться.

Довольно очевидный ответ на эту проблему даёт рассмотрение свободного общества с точки зрения панархии и ЭКЮ. Какие организации будут обеспечивать работоспособность сферы социального обеспечения? Контрактные юрисдикции! В принципе панархический подход без проблем даёт ответы на все подобные вопросы о функционировании свободного общества. Однако я считаю необходимым рассмотрение и некоторых других вариантов.

Для начала разберёмся с пенсионным обеспечением. Рассмотрим несколько возможных подходов. Первый – использование солидарной пенсионной системы (когда обеспечение пенсионеров возложено на работающее поколение), которая активно практикуется государствами, но с переносом в условия свободного рынка, что поспособствует выбравшим данную систему пенсионным организациям и юрисдикциям реализовать её наиболее эффективным путём, без изъянов государственных систем. Второй – накопительная пенсионная система. Её суть состоит в том, что каждый человек сам должен обеспечить себе старость накапливая средства и инвестируя их в определённые активы во время своей трудовой деятельности. Данная система хорошо решает проблему обеспечения растущего количества пенсионеров, поскольку она не предполагает повышения финансовой нагрузки на работающее поколение, способного сильно ударить по его благосостоянию.

Теперь рассмотрим частное страхование, предоставляющее помощь в случае различных непредвиденных происшествий. Любой человек может заключить контракт с частной страховой компанией на свой выбор, в зависимости от собственных предпочтений по поводу условий страховой программы. При этом ввиду рыночной конкуренции стоимость частных страховых услуг намного меньше, чем выплачиваемые государству через налогообложение средства, она чётко определяется контрактом, а качество самих услуг выше.

Стоит также упомянуть пример обществ взаимопомощи, которые существовали в Британии в 19-ом веке, когда законодательство страны не регулировало сферу социальной помощи. Они были объединениями рабочих, которые вносили определённые взносы в общий бюджет и, если кто-то из них попадал в беду, то ему из бюджета выделялись средства. Общества взаимопомощи способствовали поиску новой работы, если кто-то из участников был уволен, предоставляли средства для лечения, и даже помогали семье участника, если он был единственным её кормильцем и лишился способности работать или даже погиб[8].

Кроме этого, стоит учесть частную благотворительность, полезную в случае тех происшествий, от которых по тем или иным причинами нельзя было заранее застраховаться. Многие частные организации участвуют в благотворительности, потому что это даёт им возможность заработать хорошую репутацию, а значит и привлечь новых клиентов.

Частные страхование и взаимопомощь не предполагают проведения политики насильственного перераспределения средств, их услуги дешевле и качественнее государственных, и они не вызывают децивилизационных эффектов, так как в рыночной среде человеку в любом случае необходимо проявлять самостоятельность при выборе тех или иных страховых агентов и программ, а также нести ответственность за выполнение условий страховой программы со своей стороны. Кроме того, частная помощь предполагает такой размер выплат, который действительно необходим для того, чтобы помочь человеку решить его проблему, и никак не больше того, ведь в рыночной среде никому не выгодно кормить паразитов.

Итоги устройства свободного общества

После того, как мы разобрались с вопросом функционирования свободного общества, а также рассмотрели некоторые примеры отдельных сфер деятельности (таких, как стандартизация норм и законов, контроль качества предоставляемых на рынке благ и безопасности сделки через репутационные институты, а также обеспечение социальной помощи частным путём), функционирующих в условиях свободного рынка, можно сделать вывод о том, что свободное общество абсолютно жизнеспособно.

Конечно, можно задать ещё большое множество других вопросов к теории свободного общества касательно отдельных аспектов его функционирования, однако ответы на эти вопросы очень легко получить, прибегая к подходам, аналогичным тем, что были использованы при рассмотрении указанных ранее сфер деятельности.

Например, можно задать вопрос о том, как будет функционировать образование и медицина. Однако ответ довольно прост, они будут функционировать благодаря частным организациям, занимающимся деятельностью в данных сферах. Мало того, услуги таких организаций станут более доступными для людей, из-за отсутствия налогообложения у них будет больше средств, а значит им не придётся выбирать услуги государства лишь из-за бедности или жалости к отобранным средствам (ведь для налогоплательщика прибегнуть к услугам частных организаций нередко означает необходимость отказа от притязаний на определённую часть налоговых средств, в такой ситуации они для него попросту сгорают). Можно задать вопрос о том, как будет функционировать миграционная политика, но и этот вопрос тоже легко решается частным путём. Желающие принимать мигрантов могут давать им в аренду собственное жильё и предоставлять рабочие места на собственных предприятиях; если же кто-то не хочет контактировать с ними, то он имеет возможность не впускать их на свою частную территорию и не иметь с ними никаких взаимоотношений.

У свободного общества всегда найдётся ответ на любой вопрос касаемо функционирования тех или иных сфер деятельности!

III. СДЕРЖКИ И ПРОТИВОВЕСЫ

Очень важным вопросом к теории свободного общества является то, каким образом свобода обеспечит себе долгосрочное существование. Ведь разве с течением времени не возникнет ситуация, когда небольшое количество субъектов завладеет слишком большими влиянием и силой, что даст им возможность насильственного подчинения других субъектов и возрождения государства? Кроме того, свободное общество уязвимо перед нападением государств в том случае, если оно не всемирно. Не лучше ли действовать в рамках текущего государства, попросту улучшая его и не предпринимая никаких радикальных изменений, чтобы избежать подобных сценариев с непредсказуемыми последствиями?

Целью этой главы является разрушение подобного аргумента и демонстрация его несостоятельности. Есть немало причин, почему такое положение дел не является действительным для свободного общества, и сейчас мы рассмотрим их более детально.

Недостижимость монополизации

Свободное общество способно иметь довольно надёжные механизмы сдержек и противовесов, исходящие из контрактной сети, сформированной договорённостями между частными субъектами. Это уже упоминалось при разговоре о взаимосвязанности субъектов. Взаимосвязанность является очень важным аспектом предотвращения возникновения принудительных взаимоотношений в свободном обществе.

Если какой-то субъект завладеет огромными средствами и ресурсами, или даже станет единственным функционирующим в одной или нескольких сферах деятельности агентом, его влияние относительно всего общества всё равно будет довольно мизерным, поскольку существует огромное множество других сфер деятельности, занятых другими субъектами. Одна компания (или даже несколько, находящихся в сговоре) не может просто взять, и завладеть достаточными для принудительного подчинения всех остальных субъектов средствами и влиянием, так как в один момент бюрократические расходы попросту превысят прибыль. Конечно, если само свободное общество будет реализовано в слишком локальных масштабах с небольшим количеством участвующих в нём субъектов, достижение преимущественного влияния возможно до столкновения с потолком бюрократической неэффективности. Но чем значительнее масштабы свободного общества, тем меньше риск возникновения подобной ситуации. Из всех возможных агентов только государство способно содержать гигантский бюрократический аппарат, поскольку у него есть возможность делать это путём изъятия средств у собственного населения через налогообложение, в то время как частные организации, никак не связанные с государственным аппаратом, такой возможности не имеют.

Конечно, на свободном рынке могут возникать временные монополии. Причины могут быть разные: исключительное владение определённым ресурсом на некоторой территории (однако в такой ситуации владелец ресурса не совсем является монополистом, ему всё равно приходится конкурировать с производителями, владеющими этим же ресурсом в других регионах, так как жители его региона могут начать импортировать их товары из-за плохого качества или высокой стоимости его собственных), технологическая новизна предлагаемого производителем решения (но ему нужно ещё убедить потребителей предпочесть его решение перед уже существующими), или же сам факт того, что данная организация является самым эффективным агентом из всех возможных в определённой сфере деятельности (в этом случае, разумеется, монополия никак не вредит интересам потребителей). Но ни одна такая временная монополия не способна закрепить свой монопольный статус, у неё нет возможности в одностороннем порядке диктовать всем остальным субъектам собственные условия, поскольку она не владеет преимущественным влиянием. Таким образом, она не может ограничить кому-либо вход на рынок, а значит статус монополии для неё ничем не гарантируется, в любой момент на рынке могут появиться другие эффективные и конкурентоспособные агенты (потенциальная возможность чего положительно влияет на качество и стоимость предоставляемых временными монополиями благ даже в условиях отсутствия реальных конкурентов, так как это единственная возможность отсрочить появление конкурентов).

Сдерживание агрессии

Мы разобрались с возможностью достижения монополизации путём завладения преимущественного влияния, и увидели, что её нет. Однако стоит рассмотреть ещё один вариант, который касается агрессивного подчинения одних субъектов другими, в частности также необходимо рассмотреть ситуацию, когда свободное общество не является всемирным, а значит и уязвимо перед агрессией со стороны существующих государств.

Начнём с рассмотрения положения дел внутри свободного общества. Когда становится очевидным тот факт, что монополизация недостижима мирными путём, что ни у кого в рыночных условиях нет возможности попросту всё скупить и до бесконечности расширяться, нередко приводится аргумент о возможности агрессивного подчинения всех субъектов одной организацией или юрисдикцией путём военного завоевания. Этот аргумент утверждает, что для подчинения других в свободном обществе не нужно достигать преимущественного влияния рыночным путём, можно просто завоёвывать более слабых субъектов и тем самим расширять влияние и пополнять ресурсную базу. Свободное общество делает возможной войну всех против всех[9]. В конечном итоге один субъект, завоевавший всех остальных, станет правителем, который и возродит государство.

Избежать подобного сценария довольно легко, необходимо лишь чтобы разные субъекты свободного общества практиковали Доктрину Сдерживания (ДС)[10] и между ними соблюдался Баланс Потенциала Насилия (БПН)[11]. Идея ДС состоит в предотвращении агрессии со стороны противника ввиду обладания вооружением, способным нанести ему неприемлемый ущерб. Подобную роль может выполнять как оружие массового поражения, так и высокоточное оружие (крылатые ракеты, дроны и т.п.), с помощью которого можно довольно эффективно поразить, например, лидеров враждебной юрисдикции, не задевая при этом никого больше. БПН же предполагает, что между участниками свободного общества соблюдается равновесие их потенциала проявления насилия, в отличие от государственного общества, где потенциал проявления насилия близится к нулю у граждан и к бесконечности у государства.

Идея ДС является довольно очевидной, так как можно провести аналогию с действующим сдерживанием агрессии между государствами ввиду наличия у них оружия массового поражения и высокоточного оружия, использование которого может нанести непоправимый ущерб каждой из сторон конфликта, что делает сам конфликт крайне невыгодным. Понимание БПН же может столкнуться с одним затруднением. Разумеется, сами по себе, в отрыве один от одного, разные субъекты не могут обладать даже приблизительно одинаковой силой. Однако, о чём мы уже говорили ранее, рассмотрение субъектов свободного общества в полной изоляции один от одного является грубой ошибкой, так как все они прямо или косвенно связаны между собой договорными отношениями.

Если какой-то субъект решит разорвать договорённости с другим субъектом и напасть на него, то ему придётся иметь дело не только с ним, но и со всеми, кто связан с жертвой агрессии договорными отношениями. Как минимум, от всех таких субъектов можно ожидать проявление остракизма, что уже может крайне негативно сказаться на благосостоянии агрессора. Однако вполне ожидаемо и то, что между жертвой агрессии и её партнёрами будут существовать договорённости о взаимной защите в случае чьего-либо нападения. И, разумеется, у партнёров есть смысл соблюдать эти договорённости, так как, во-первых, им не выгодно разрастание агрессора, поскольку в будущем они сами могут стать его следующими жертвами, а во-вторых, в случае наличия развитых репутационных институтов подобное нарушение может крайне негативно сказаться на их репутации и в итоге даже возможно применение к ним остракизма со стороны посторонних субъектов, что только увеличивает их шанс стать жертвой агрессора в будущем, ведь вряд ли кто-то захочет заключать с ними договор о взаимной защите после того, как они уже однажды такой договор нарушили.

Именно договорные взаимоотношения между разными субъектами свободного общества и обеспечивают соблюдение БПН, поскольку каждый субъект приблизительно в равной степени защищён от агрессии независимо от величины его собственных сил.

Будет верно сказать, что ДС и БПН полезны и в случае агрессивного поведения со стороны государств. Оружие сдерживания в руках свободных людей способно отпугнуть государства от вмешательства в их жизнь, а взаимосвязанность обеспечивает то, что попытка какого-либо государства проявить агрессию даже в сторону лишь одного субъекта столкнёт его с противодействием всего свободного общества сразу. Очевидно и то, что свободное общество ввиду ожидаемого в нём экономического процветания и роста эффективности внутренних взаимоотношений будет способно проводить более продуктивные военные операции, чем аналогичные его масштабу государства. Также в современном информационном мире есть возможность нанесения государству-агрессору репутационных издержек путём разоблачения его действий перед мировой общественностью.

Кроме всего этого стоит упомянуть ещё два важных фактора. Первый фактор – экстерриториальность функционирования разных юрисдикций. Если юрисдикции являются экстерриториальными, то проявление любых агрессивных действий чревато огромными издержками для агрессора ввиду невозможности проведения чётких территориальных границ между своими владениями и владениями оппонента. В такой ситуации нанесение кому-либо ущерба заранее предполагает и нанесение косвенного ущерба самому себе, поскольку цели, предполагаемые к атаке, находятся слишком близко к собственным объектам в территориальном плане. Мало кто захочет вести войну, вероятность самоубийственности характера которой крайне велика.

Второй фактор – ни у одного субъекта в свободном обществе нет возможности принуждать кого-либо к участию в проявлении агрессии. В то время, когда отношения между государством и его гражданами несут принудительный характер, что даёт ему возможность насильственного изъятия у них средств для финансирования войны и использования их самих в качестве военной силы, отношения между субъектами свободного общества договорные, и попытка проявления агрессии скорее всего отпугнёт от агрессора всех тех, кто с ним сотрудничает, поскольку они имеют полную возможность отказаться от такого сотрудничества в пользу взаимоотношений с другими, более миролюбивыми (то есть правильными с точки зрения морали многих людей) субъектами.

Отношение людей к свободному устройству общества

Мы разобрались с тем, что государство в свободном обществе не может возродиться ни мирным путём овладения преимущественным влиянием, ни агрессивным путём завоевания других субъектов. Однако важно рассмотреть ещё один аспект, который касается отношения самих людей к государству и свободному устройству общества.

Нередко приводится аргумент, что некоторые (а возможно и многие) люди в любом случае будут хотеть возвращения государства, так как для них жизнь в условиях неоспоримого подчинения стала привычной, они считают такое положение дел естественным, и именно поэтому стоит ожидать восстания против свободного устройства общества и создания новых политических органов управления. Можно довольно легко увидеть несостоятельность этого аргумента попросту взглянув на то, как люди относятся к сферам деятельности, функционирующим преимущественно частным путём. Мало у кого возникает мысль, что все должны быть клиентам только одной организации в какой-либо сфере деятельности, для большинства людей естественно такое положение дел, в котором разные люди потребляют пищу в разных ресторанах, лечатся в разных клиниках, учатся в разных учебных заведениях, оформляют разные страховые контракты в множестве страховых компаниях, покупают квартиры и дома в разных жилых комплексах и т.д. Подобному взгляду подвергаются только те сферы деятельности, в которых преобладают политические методы управления. Можно ожидать, что смена модели функционирования данных сфер деятельности из политической на рыночную изменит и отношение к ним самих людей.

Общественное устройство, дающее каждому человеку возможность принимать решения относительно собственной жизни частным путём, не прибегая к политическим методам управления и не будучи вынужденным кому-либо подчиняться, будет восприниматься людьми как естественный порядок дел.

IV. СТРАТЕГИЯ СВОБОДЫ

Как только все негативные аспекты государственной деятельности и политического управления становятся очевидными и неоспоримыми, как только возможность существования, работоспособности и устойчивости свободного общества, основанного на договорных взаимоотношениях между частными субъектами, больше не подвергается сомнению, остаётся лишь один аргумент, выдвигаемый в защиту нынешних порядков.

Как достичь свободного общества? Вас, сторонников свободы, очень мало, а большинство принимает текущий порядок дел. Вы не имеете такой человеческой и финансовой поддержки, которая есть у государств. Вас просто никто не поддержит, кроме того, нынешние властители и вовсе попробуют предотвратить попытки реализации идей свободы. Полная свобода деятельности и взаимоотношений – идеал, полезный в качестве ориентира, но которого никак нельзя достичь на практике.

Подобный скептицизм часто наблюдается не только у сторонников института государственности, но и у многих из тех, кто согласен с выдвинутыми ранее в данном труде положениями. Именно поэтому очень важно рассмотреть пути практического достижения свободного общества, чтобы развеять все сомнения и не допустить превращения идей свободы в некий невозможный и недостижимый идеал, а также проанализировать ошибки и проблемы, возникающие при выборе того или иного пути, во избежание их появления в практической деятельности.

Распространение идей свободы

Разумеется, чтобы идеи свободы получили своих сторонников, их необходимо распространять. Этому могут способствовать создание новых теоретических материалов касаемо теории свободного общества, или популяризация уже существующих; идеи могут быть представлены в виде огромных научных трудов с большим количеством рассматриваемых моделей, или же их можно продемонстрировать в небольших статьях и видеороликах; в конце концов, идеи можно распространять среди своих знакомых попросту рассказывая им о них.

Научные труды объёмом в сотни страниц с большим количеством формул, моделей и разнообразных понятий необходимы с целью создания твёрдого теоретического фундамента свободной общественной системы, но они не могут служить в качестве материала для популяризации идей свободы среди широких масс людей. Такие труды могут быть эффективно использованы либо самими теоретиками в процессе дальнейшего развития теории, либо же практиками, решившими посвятить значительную часть своей жизни реализации тех или иных идей свободы.

При написании данного труда я был нацелен на создание максимально простого для популяризации теоретического материала. Поэтому мною был выбран формат краткого изложения основных аспектов теории свободного общества. Именно это я и предлагаю каждому желающему распространять идеи свободы – выдвижение простых, общих, доступных для понимания многими людьми концепций. Конечно, важно при этом не упустить значимых теоретических аспектов, но и необходимо излагать всё очень кратко и лаконично, чтобы избежать необходимости каждый раз проводить длинные многочасовые лекции по общественной, политической и экономической теории. Раньше я сам допускал такую ошибку и в итоге читал подобные лекции каждому своему собеседнику. Возможно, это давало определённые результаты, но требовало слишком значительных временных трат. Постепенно я выработал аргументацию, представленную в данном труде, которую можно довольно быстро и легко изложить кому-угодно, не допуская каких-либо неточностей (что легко может произойти при изложении крупного теоретического материала), а значит и избегая излишних вопросов от самого собеседника. Такие концепции, как теория стационарного бандита, децивилизация, взаимосвязанность субъектов, баланс потенциала насилия и т.п., изложенные в данном труде, довольно просты в понимании и не требуют глубокого теоретического анализа при их объяснении. Именно на подобных концепциях и нужно сосредоточить внимание при популяризации теории свободного общества.

Разобравшись с вопросом эффективного подхода к распространению идей свободы, мы можем приступить к рассмотрению возможных методов реализации свободного общества на практике.

К свободе через колонизацию

Самым простым вариантом создания свободного общества является колонизация незанятой никем территории сторонниками свободных деятельности и взаимоотношений. В таком случае оно сформируется естественным образом без необходимости разбираться с существующей политической системой.

Но в нынешних реалиях данный подход сталкивается со значительной проблемой – вся территория, пригодная для колонизации, уже занята государствами, а колонизировать Антарктиду или какие-нибудь мелкие необитаемые острова посреди океана нет смысла, мало кто захочет в подобном участвовать из-за слишком огромных экономических издержек, куда более значительных, чем издержки жизни под гнетом государства.

Колонизационный путь может иметь место в действительности, если исчезнут все претензии со стороны каких-либо государств на некую незаселённую и подходящую для колонизации территорию, что возможно лишь в случае развала некого государства из-за кризисного положения дел.

Также стоит упомянуть идею систейдинга – создания свободных обществ в незанятых государствами международных водах[12]. Очевидно, что на данный момент такое возможно лишь в совсем незначительных масштабах, о создании на плаву, например, крупных городов с развитой инфраструктурой не может быть и речи. Решить эту проблему способен только технологический прогресс.

Разумеется, колонизация и систейдинг не могут быть устойчивыми подходами без использования доктрины сдерживания, иначе вероятно появления претензий к свободному обществу со стороны государств.

К свободе через власть

Мы уже рассматривали политический путь в свете реализации различных идей, и пришли к выводу, что он может только навредить им. Но что, если использовать политическую власть с целью разрушения государственной системы, то есть ради её же уничтожения?

Вполне можно предположить, что есть люди, желающие уничтожить государство, которые не отступят ни на шаг от этого желания и находясь у власти сделают всё, чтобы как можно скорее государство исчезло и было замещено свободным обществом. Разумеется, даже такие люди не могут гарантировать безошибочность своих действий, особенно это касается управления властью, которая, как мы уже замечали ранее, обладает определёнными аспектами, вносящими экономическую неэффективность в принимаемые с её использованием решения. Также они не могут гарантировать того, что в правительственные органы не проникнут люди, желающие сохранить государство в той или иной мере. Такое вполне вероятно по нескольким причинам.

Если сторонники свободы придут ко власти демократическим путём, то им придётся считаться с мнением других политических сил, которые будут всячески использовать своё влияние с целью не допустить значительное уменьшение государственной власти. В лучшем случае они могут только позволить расширение свобод в отдельных сферах деятельности, и то подобные свободы будут фиктивными ввиду их регуляции государственным законом. Каждая такая фиктивная свобода в рамках государственного управления будет означать не уменьшение, а наоборот – расширение государства. Чем больше у государства законов, тем больше его полномочия и власть. Государственные законы не могут дать каких-либо действительных свобод, борьба за них не имеет ни малейшего смысла, только избавление от них, а не создание новых, «дерегулятивных» законов, может на самом деле освободить людей.

Допустим, что сторонники свободы смогли полностью подчинить себе власть, отменив демократическую систему управления и установив временную диктатуру, нацеленную в конечном итоге на уничтожение государства. Но даже такой вариант не избавляет от некоторых проблем.

Во-первых, ничто не гарантирует раскола внутри сформированного правительства, в нём вполне могут оказаться люди, желающие сохранить государственную власть. Особенно это можно ожидать от сторонников идеи минимального государства (минархисты), для которых желающие полной свободы люди являются лишь стратегическими союзникам в процессе захвата власти, но чьи идеи не должны быть реализованы в полной мере. Сторонники полной свободы довольно склонны принимать минархистов в собственные ряды с целью быстрого и лёгкого увеличения человеческих сил за счёт привлечения к движению свободы людей с близкими им идеалами, однако такое решение в итоге способно обернуться для них серьёзными проблемами.

Во-вторых, некоторые из тех, кто раньше всецело выступал за свободу, могут поддаться влиянию безграничной власти, способной удовлетворить все желания (кроме связанных с реализацией идей свободы), и в итоге перестать стремиться к уничтожению государства. «Власть развращает, абсолютная власть развращает абсолютно»[13].

Особенно этим факторам способствует то, что создание свободного общества требует некоторого времени, поскольку все необходимые для его функционирования институты и общественные механизмы не могут возникнуть мгновенно. Государство сделало многое, чтобы некоторые значительные сферы деятельности были подчинены преимущественно политическим методам управления и не имели рыночных аналогов, и за то время, которое необходимо для приватизации политизированных сфер и возникновения рыночных структур, обеспечивающих функционирование свободного общества, большинство представителей временной диктатуры могут стать минархистами или поддаться влиянию власти, отбросить идеи свободы и остановить процесс устранения государства.

В итоге мы видим, что политический вариант в данной ситуации сталкивается с рядом проблем, вероятность возникновения которых довольно велика. Конечно, идеи свободы достижимы этим путём в случае их решения, однако точно не стоит относиться к ним легкомысленно, поскольку малейшая ошибка может привести к крайне негативным последствиям и краху попытки установления свободного общественного устройства.

К свободе через противодействие государству

Ещё один вариант достижения общества, основанного на свободе деятельности и взаимоотношений, предлагает, собственно, свободные деятельность и взаимоотношения, функционирующие в противовес государственной деятельности и принудительным взаимоотношениям. Стратегия достижения свободного общества путём вытеснения государства из общественной жизни является частью философии агоризма[14].

При достаточном распространении идей свободы среди людей можно ожидать, что они будут вести деятельность в обход государственных регуляций и запретов, а также начнут противостоять государственному вмешательству. Такое поведение поможет в выравнивании баланса потенциала насилия в их пользу. Отказ от уплаты налогов, непризнание государственных законов и создание альтернативных государственной систем взаимоотношения субъектов могут сильно пошатнуть позиции государства и даже ввергнуть его в кризис. Конец государства наступит, как только оно больше не сможет получать достаточно налоговых средств и его приказам перестанут подчиняться.

В подобных общественных изменениях очень важно понимание того, что врагом свободных людей является не конкретное правительство, а именно государство. Большинство протестов против власти несут антиправительственный характер, однако смена правительства в рамках существующей системы не может что-либо изменить в долгосрочной перспективе, всё вернётся туда, где и начиналось. Только вытеснение государственной системы свободными взаимоотношениями может внести действительные изменения в жизни людей. Разумеется, чтобы достичь протеста против государства, а не лишь против правительства, необходимо распространение идей свободы и формирование частных альтернатив государственной системе управления. К ошибке смены правительства вместо смены общественного устройства как раз приводит отсутствие видимых альтернатив, которые теория свободного общества, деятельность частных субъектов и добровольные взаимоотношения между ними вполне могут предоставить.

К этому всему стоит добавить то, что люди способны использовать репутационные институты в отношении представителей государства. В условиях современного информационного мира можно довольно легко разоблачить любого слугу стационарного бандита перед лицом общественности и этим же настроить её на негативное к нему отношение. Развитие частных репутационных сервисов поспособствует процессу дискредитации всех инициаторов государственного насилия. Конец государства приблизится, если его представители столкнутся с ненавистью и угрозами со стороны людей ввиду выставления их поступков и деятельности на всеобщее обозрение.

Кроме того, выравнивание баланса потенциала насилия предполагает возможность сопротивления людей посягательствам государства на их личную жизнь, то есть использование ими доктрины сдерживания. Люди, имеющие на руках вооружение, способное обеспечить сдерживание агрессии государственных агентов, имеют куда больше шансов избежать насильственного подчинения. Производство дешёвого и доступного для всех вооружения, а также создание различных механизмов нанесения издержек жизням государственных агентов смогут сильно пошатнуть позиции стационарного бандита и не дать ему осуществлять насилие в отношении свободных людей.

В том случае, если идеи свободы поддерживаются лишь населением определённой части территории государства, то возможно использование сепаратизма в качестве инструмента борьбы с ним. Однако основной ошибкой сепаратистских действий является создание нового государства, что в случае преследования идей свободы недопустимо. Сепаратизм в первую очередь должен нести личностный характер, именно личность должна желать покинуть государство, а территориальное отсоединение необходимо проводить лишь под эгидой добровольной договорённости свободных личностей о совместном выходе из-под государственной юрисдикции, а не ради смены одного властителя на другого.

Перспектива свободы в мировых масштабах

Под конец труда добавлю несколько слов о том, как появление локального свободного общества может повлиять на мир в целом. Из-за неэффективности функционирования государств ввиду перечисленных в первой главе аспектов, они будут отставать от свободного общества в экономическом плане. Кризисы будут ещё сильнее бить по ним, поскольку инвестиции, капитал и человеческая сила теперь смогут мигрировать туда, где кризисная ситуация им не угрожает настолько сильно, то есть на территорию свободного общества. Активы свободного общества, такие как используемая его участниками валюта, накопленный ими капитал, акции функционирующих на его территории организаций и т.п. будут только расти в своей стоимости.

Таким образом запустится цепная реакция. Экономические кризисы будут работать в пользу свободного общества и в ущерб государствам. У людей, живущих на территории государств, будет лишь два варианта предотвратить кризисное положение или избавиться от его последствий: мигрировать в уже существующее свободное общество, или организовать собственное на своей территории. В итоге локальная реализация идей свободы вполне может поспособствовать изменениям в мировом общественном устройстве, так как она усложнит жизнь государствам и продемонстрирует людям более выгодную модель взаимоотношений.

ИСТОЧНИКИ

1. Людвиг фон Мизес «Человеческая деятельность», Часть первая – I. Действующий человек;

2. Подобную формулировку результатов государственной деятельности выдвинул философ индивидуалистического анархизма и субъективизма Макс Штирнер в своём труде «Единственный и его собственность»;

3. Мансур Олсон «Диктатура, демократия и развитие», Экономическая политика: журнал. – 2010. – № 1. – С. 170;

4. Ганс-Герман Хоппе «Демократия – низвергнутый Бог», Глава 1 – Временные предпочтения, правительство и процесс децивилизации;

5. Панархия – концепция формы правления, которая охватила бы все остальные, выдвинутая Полем Эмилем де Пюидом в одноименной статье 1860 года. Поддерживая экономику невмешательства (laissez-faire), он применил эту концепцию к праву человека выбирать любую форму правления, не будучи вынужденным переезжать из своего нынешнего места жительства;

6. Фрэнк Доббин «Формирование промышленной политики», Глава II. США – Техническая и управленческая координация;

7. Paul R. Milgrom, Douglass C. North, Barry R. Weingas «The Role of Institutions in the Revival of Trade: The Law Merchant, Private Judges, and the Champagne Fairs», Economics & Politics (1990), vol. 2, pp. 1-23;

8. Хорошее описание того, как функционировали общества взаимопомощи дал Дэвид Грин в труде «Возвращение в гражданское общество»;

9. Война всех против всех – понятие социальной философии Томаса Гоббса, которое утверждает, что без государственного контроля каждый человек руководствуется лишь эгоистическими потребностями и интересами, что он стремится получить как можно больше благ и избежать страданий любой ценой, в том числе и ценой посягательства на жизнь других людей. Это ведёт к постоянным конфликтам и войне всех против всех;

10. Доктрина сдерживания – идея того, что слабая сторона может сдержать проявление агрессии со стороны более сильного противника ввиду обладания оружием, способным нанести ему неприемлемый ущерб. Эта доктрина приобрела огромное значение в качестве военной стратегии во время Холодной Войны в отношении применения ядерного оружия – в виде концепции взаимного гарантированного уничтожения (MAD). Позднее стратегии сдерживания стали развиваться в сторону использования высокоточного вооружения (крылатых ракет, дронов и т.п.);

11. Понятие потенциала насилия было использовано Александром Аузаном в лекции «Эволюция оседлого бандита» во время рассмотрения условий устойчивости мирного безгосударственного общества, описанных Джеком Хиршлейфером в труде «Анархия и её распад». Одним из условий модели Хиршлейфера является то, что значение параметра решимости проявления агрессии каким-либо субъектом в условиях анархии должно быть меньше единицы, то есть для самих субъектов должно быть более выгодным заниматься продуктивной деятельностью, нежели захватом чужой собственности;

12. Систейдинг – проживание в свободных сообществах, находящихся в открытом океане вне юрисдикции какого-либо конкретного государства. Одни концепции систейдинга предлагают использование и модификацию крейсерских судов. Другие предлагают переоборудование нефтяных и списанных зенитных платформ или строительство плавучих островов;

13. Данная фраза была высказана английским историком и политиком лордом Актоном и со временем стала афоризмом;

14. Агоризм – политическая философия, основанная Сэмюэлем Эдвардом Конкином III и разработанная при участии Дж. Нила Шульмана, которая имеет в качестве своей конечной цели достижение общества свободного рынка, в котором все отношения между людьми строятся на добровольном обмене. Он является революционной стратегией, направленной на приближение краха государства, но не путём нападения на него, не путём проникновения в него, а путём его игнорирования.

Благодарю вас за прочтение данного труда!

Вы можете ознакомиться с другими моими наработками посетив веб-страницу https://libertyukr.tk

На этой же странице в разделе «Информация о проекте» находятся мои актуальные платёжные реквизиты. Каждое пожертвование поспособствует дальнейшему развитию моего проекта и созданию нового материала на тему теории свободного общества.

Автор: Виталий Тизунь

You may also like...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *