Авторское — не право, а привилегия

Авторское и патентное право считается довольно влиятельным атрибутом современных экономики и производства. Это право было принято обществом, как само собой разумеющейся инструмент установления справедливости в производственных и творческих взаимоотношениях. Государство запрещает пользоваться теми наработками интеллектуального труда, которые уже кто-то обозначил ранее, как свою собственность, без разрешения правообладателя. Считается, что подобный механизм защищает авторов и способствует прогрессу. Но что на самом деле представляет из себя авторское и патентное право, и каковы последствия его внедрения?

В первую очередь разберёмся с тем, что подразумевает под собой авторское и патентное право. Оно подразумевает одновременно как запрет на копирование продуктов интеллектуального труда других людей, так и запрет на независимое воссоздание этих же продуктов. Кроме того, регистрацию таких продуктов и регулирование их использования принято считать функциями, выполняемыми государством в принудительном порядке.

Довольно легко заметить, что авторское и патентное право мало чем отличается от других государственных привилегий. Впрочем, раньше оно зачастую и обозначалось, как государственная привилегия, а сама выдача привилегии-патента производилась сувереном по собственному рассуждению. Наряду с такими привилегиями, как право на беспошлинную торговлю или монопольное производство товаров, данная привилегия служила в первую очередь интересам государей, которые получали выгоду от выдачи привилегий ограниченному кругу лиц и ущемления в этих привилегиях всех остальных. В этом и заключается первоначальная суть авторского и патентного права.

Не изменилась эта суть и сегодня. Как выдача лицензий на различную профессиональную деятельность, или разрешений на ведение определённых видов бизнеса авторское и патентное право всецело находится под государственным контролем и несёт привилегированный характер. Государство определяет правила игры в этой сфере, а также оно определяет наказания тем, кто решил эти правила нарушить. Но есть ли вообще какой-то смысл в этой системе выдачи привилегий? Может наоборот от подобной системы можно ожидать лишь вред, аналогичный тому вреду, который приносят другие регуляции, как например регуляции в сфере стоматологии в США, или в сфере парикмахерских услуг во Франции, где цены являются заоблачными из-за принудительных и дорогостоящих требований к тем, кто желает заниматься такой деятельностью, или же как привилегии, которые существовали в СССР для партийных должностей, где за счёт отнятия ресурсов у нищего населения и товарного дефицита обеспечивали высокий уровень жизни данных лиц. Также стоит вспомнить о патентных троллях, которые используют систему патентования для нанесения получения выгоды за счёт нанесения вреда другим людям и организациям.

Обычно авторское и патентное право, которое, как мы уже разобрались не является правом, то есть возможностью что-то делать, а является привилегией – запретом со стороны стационарного бандита на ведение деятельности тем, кто не получил его разрешения, оправдывают, как механизм награждения авторов и поощрения их осуществлять новые открытия. Считается, что без подобных механизмов авторы останутся ни с чем, у них не будет средств и стимулов для изобретательской и интеллектуальной деятельности, а значит в целом замедлятся культурный и технологический прогресс. Однако стоит учесть, что даже без подобной защиты у оригинального автора всё равно есть преимущество на рынке, так как он первым может либо продать собственные наработки, либо использовать их для организации производства.

На независимое воссоздание результатов интеллектуального труда всем остальным субъектам в любом случае понадобится время, за которое автор вполне себе может получить прибыль. И это касается не только технологических наработок, но и художественных произведений. Даже несмотря на распространённость пиратства производители книг, фильмов, игр, музыки всё равно получают огромные прибыли за счёт тех потребителей, которые не готовы ждать, пока интересующий их продукт попадёт в открытый доступ в надлежащем качестве (например, фильмы почти всегда если и быстро попадают в открытый доступ, то в крайне ужасном качестве, которое портит всё наслаждение от просмотра, а чтобы посмотреть бесплатно этот же фильм в хорошем качестве нередко нужно ждать как минимум несколько месяцев).

Также запрет со стороны стационарного бандита воссоздавать интеллектуальный продукт вполне себе не продвигает, а лишь наоборот тормозит прогресс, поскольку у авторов не остаётся стимулов совершенствовать свои наработки. Десятилетний патент на некую технологию позволяет 10 лет производить продукт без каких-либо усовершенствований и новых наработок, поскольку всё равно никто другой не имеет права воссоздать этот продукт и стать конкурентом первоначального производителя.

Конечно, свободное общество не исключает существование определённых форм частных привилегий. Например, владелец любой площадки для публикации авторского контента, такой как Steam, Facebook или YouTube, может внедрить внутренние привилегии, которые будут действовать на его ресурсе и выполнение которых будет соблюдаться техническими методами. Такой вариант, разумеется, сильно отличается от насильственных методов государства, поскольку он никому ничего не навязывает, он всегда оставляет производителю контента и его потребителю альтернативный выбор в виде конкурирующих площадок.

Как мы видим, у творца есть много способов монетизации своей деятельности помимо системы государственного принуждения; нет смысла кормить эту систему из налогов всех граждан ради обогащения единиц. Кроме того, существуют причины, чтобы наоборот, как можно меньше ограничивать себя в использовании результатов творческого труда, и это поспособствует не торможению, а как раз таки продвижению прогресса.

Вот ещё способы как авторы и изобретатели могут зарабатывать на жизнь без привилегий от стационарного бандита:

1) Краудфандинг;

2) Волонтёрство индивидуальных авторов и добровольная безвозмездная разработка для «отдания долга обществу» коммерческими компаниями;

3) Договор о нераспространении, за соблюдение которого — продолжение сотрудничества, нарушения — отказ предоставлять новый контент (например, кинотеатр заключает такой договор с киностудией и обязуется не выкладывать фильм в первую неделю показа, за это киностудия даёт ему самые новые фильмы, а если нарушает — прекращает с ним сотрудничество);

4) Сетевой эффект — фармкомпания разрабатывает и тестирует новое лекарство, другие компании естественно начинают производить дженерики, но первая компания уже получила достаточную известность за безопасность и эффективность препарата, соответственно люди скорее доверят своё здоровье ей чем неизвестному (и потенциально опасному или бесполезному) дженерику. Сетевой эффект относится почти ко всем изобретениям.

5) Желание изменить мир к лучшему. Например Илон Маск принципиально не стал патентовать свои наработки в области электромобилей чтобы они быстрее стали массовыми из-за конкуренции.

6) Перекрёстное субсидирование — компания может оплачивать разработку какого-либо интеллектуального продукта за счёт продажи физического товара, т. к. этот нематериальный продукт может может косвенно повышать ценность или создавать рекламу физическому товару. Например, производитель станков с ЧПУ может выпустить бесплатный CAD, тем самым повысив к себе интерес и шанс покупки станков.

7) Реклама, product placement — думаете в фильмах актёры случайно открывают банку с Coca-Cola или Pepsi?!

Разумеется, список способов монетизации не является закрытым, и люди постоянно изобретают какие-то новые возможности. Так, например, продажа ачивок вроде «ужин с автором» — это не совсем краудфандинг, а изобретение на ровном месте редкого ресурса, за который люди готовы платить, в то время как за текст, видео или музыку — не готовы.

Самым же гениальным способом монетизации я считаю продажу мерча. Люди сами платят за высокую честь носить на себе рекламу любимого автора или, скажем, компании, это ли не чудо?

You may also like...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *