Экстерриториальная идентичность. Пример Нидерландов.

Критиками либертарианства часто высказывается мысль, что либертарианцы (как анкапы, так и минархисты) очень похожи на марксистов. В учении Маркса базис (экономические отношения) имеет решающую роль в развитии общества, тогда как надстройка (культура, религия, мораль) лишь следует за ним и не имеет особого влияния. Об этом часто говорят правые националисты и консерваторы, например, Ольгерд Семёнов в своём стриме критикует либертарианство именно с этих позиций.

Что ни говори, но доля правды в этой критике есть. Поведение людей определяется не только исключительно экономическими стимулами. Герман Стерлигов навряд ли захочет продавать свой хлеб гею, хотя тот готов заплатить «космическую» цену за этот очевидно-переоцененный продукт. Точно также и верующий христианин не пойдёт служить в шведскую армию ни за какие деньги, если ему предложат участвовать в условной войне Швеции против Нигерии, начатой для поддержки прав ЛГБТ в последней. В этом также видится слабость анкапа и минархизма — идеологически сплочённый противник может иметь сильное преимущество в войне с экономически-мотивированной либертарианской армией. Конечно, это произойдёт только при овладении им современного высокотехнологичного оружия. Но, как мы знаем, даже «бармалеи» из одной известной запрещённой организации научились изготавливать БПЛА. Технологии, хотя и медленно, обязательно перетекают к «отсталым» народам.

Но идентичность не обязана быть территориальной. При панархии, когда происходит свободный выбор свода правил, по которому будет жить человек в рамках ЭКЮ, экстерриториальная идентичность (чувство принадлежности своей ЭКЮ) будет даже сильнее так любимой правыми консерваторами национальной идентичности (чувства принадлежности своему этно-территориальному национальному государству).

Хорошим примером является история пилларизации в Нидерландах (Голландии). В самом начале 20-го века в Нидерландах пришёл к власти Авраам Куйпер (Abraham Kuyper) и его религиозно-консервативная партия «ARP» (Анти-Революционная Партия), которая стала внедрять идеологию «суверенитета по сферам». Целью реформы было остановить нарастающее влияние левацких идей, разделив общество на так называемые пиллары (англ. «pillar», нидерл. «zuilen»). Выражаясь понятным нам языком, создавалось минархистское государство, где почти все функции государства, кроме силовых, передавались пилларам (их можно назвать прото-ЭКЮ). Пиллары были полностью экстерриториальными и вмещали в себя людей с определёнными политико-религиозными взглядами. Их было четыре: Католический, Протестанский, Социал-Демократический и Либеральный. У каждого из них были свои школы, профсоюзы (которые тогда регулировали трудовые отношения), СМИ, система здравоохранения. К ним также относились и конфедерации предпринимателей.

После Второй Мировой Войны левые силы приложили огромные ресурсы для депилларизации голландского общества. Учитывая высокую популярность идей равенства в послевоенное время и быстрый экономический рост, функции пилларов постепенно стали отходить центральному правительству, и общество начало унифицироваться. Тем не менее, остатки пилларизации существуют в Нидерландах и по сей день. Чувство принадлежности к своей политико-религиозной группе полностью уничтожить так и не удалось, как бы для этого ни старались социал-демократы и евро-либералы.

Какие можно сделать из всего этого выводы? Во первых — при панархии, с очень большой вероятностью, будет разделение на ЭКЮ по политико-религиозно-культурному принципу. Люди будут чувствовать реальную принадлежность к своей группе и готовность её защищать не только за деньги. Во вторых — в какой бы форме минархизм не существовал, он всё равно рано или поздно приведёт снова к «большому государству». Даже «панархический минархизм» оказался неустойчивым. Если бы Авраам Куйпер пошёл дальше, передав пилларам силовые функции, и тем самым полностью завершив преобразование государства в полноценную панархию, левым силам не удалось бы снова навязать всему обществу единые ценности.

You may also like...

8 комментариев

  1. Аватар Fedor:

    Для возникновения пилларизации или консоциалистического сообщества, всё же, необходимы условия, их там не то 6 не то 4 основных, плюс ещё кое-какие. И подобные многосоставные сообщества хрупки и формируются в рамках единой макрокультуры (например христианской) Мне кажется, что многие консоциалистические вещи противоречат идее панархии (допустим, панархия опирается на макрокультуру института собственности). Не будем забывать, что цель многсоставного общества Нидерландов или Бельгии – сохранение централизованного государства. Цель панархии – ликвидация рабства.

    • В конце статьи я чётко написал что пилларизация неустойчива, так как это определённая форма минархизма, а не полноценная панархия.

      Мне кажется, что многие консоциалистические вещи противоречат идее панархии (допустим, панархия опирается на макрокультуру института собственности).

      Например, идейные коммунисты в СССР с огромной ненавистью смотрели на существующие в США институты частной собственности.
      Презирали, злились, постоянно критиковали в госпропаганде…но ничего не могли сделать для насильственного их устранения ибо уже тогда существовала доктрина сдерживания между государствами.
      Это краеугольный камень панархии, без которого она скорее всего не сможет существовать. Прочитайте соответствующий раздел на этом сайте.

      • Аватар Fedor:

        Не всегда понятно что такое минархизм, но, допустим, что это тип правительства, разновидность государства, скажем, это оптимизированное государство. Пилларизация – это вообще про децентрализацию элит, эдакий экстерриториальный федерализм элитистского типа. Врядли пилларизация – это форма минархизма. И в панархии (насколько я её понимаю) не видно место элит. Во всяком случае, элит в смысле морального неравенства.

        • Минархизм это идея государства с минимальным вмешательством в жизнь общества, но при сохранении территориальной монополии власти. Практически синоним классического либерализма. Все примеры минархизма провалились и размер государства ничем не удавалось ограничить.

          Элиты могут быть в отдельных ЭКЮ. При панархии нет территориальной монополии, соответственно нет и единой элиты в стране.

  2. Аватар Fedor:

    Я тут встречал следующее определение минархии, что-то вроде “максимальных гос. услуг за минимальные издержки и при максимальной приватизации гос. услуг”; сформулировал сам, но смысл примерно такой.
    Так вот, панархия, не решает проблем власти и проблем принуждения. Допустим, проблему элит она решает, допустим удастся добиться того, что благодаря конкуренции возникнет моральное равенство правительства и частных агентов. Но так как в уравнении у нас остаётся принуждение и власть, то это вопрос времени когда оппортунисты замутят какой-нибудь очередной элитистский пассаж.
    Предлагаю в слове “панархия” оставить только “пан”, а вот “архией” более не злоупотреблять, так как очень опасно.)))

    • За счёт конкуренции объём принуждения при панархии будет постепенно снижаться и в конечном счёте произойдёт переход к полностью свободному обществу с НАП. В данном вопросе панархия это некая антитеза минархизму, который имеет противоположную тенденцию – разрастание государства и усиление принуждения.

      • Аватар Fedor:

        Из вашего общения с Александром понятно только одно, что панархия – это просто инструмент. Вроде демократии, например. Не вижу в ней какого-то особого государственного устройства.

        • Современное государство с либеральной демократией это модель общественно-политического устройства страны. Как и монархия в прошлом и панархия в будущем.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *